Правила форума Сюжет FAQ Список ролей Акции Шаблон анкеты Терминология и имена
Squalo Superbia Yamamoto Takeshi Jugram de Solle Esposito
Иногда интересно самому заняться подобной работой, не запрягая людей лишний раз, снова убедиться в надобности завести любящую (или почти) партнершу, что сделает за тебя все приготовленческие дела, взглянуть на бытовые вещи с другой стороны, находя даже в простой готовке бутерброда прелесть жизни. Невероятно удивительно знать, насколько же сантиметров может тянуться плавленый сыр. Да что там, забавно наблюдать всякие мелочи, о которых обычно не задумываешься.
Что означает MAFIA? Честь, месть и солидарность. Ты можешь воспринимать этот термин как аббревиатуру Ассоциации Итальянских Мам и Пап (MAFIA Mothers And Fathers Italian Association), если это тебя устроит. Хотя вряд ли.

Да, это - мир "Katekyo Hitman Reborn!" во всей его сумасбродности, смеси наивности и грубости!


KHR! Dark Matter

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ.







Информация: Проект закрыт с 17.03.2020



Рейтинг игры: 18+
Система игры: эпизоды
Мастеринг: смешанный
Время в игре: 08/2015



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KHR! Dark Matter » Основной сюжет » 22.08. 2015 | Ща мы вас спасать будем...


22.08. 2015 | Ща мы вас спасать будем...

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

1. Время и место
22. 08. 2015
Ночь. Точное время неизвестно.
Одно из заброшенных зданий. г. Милаццио, Мессина. Сицилия. ул. Манджиавакка. По факту может быть как местом сборища крыс, так и прибежищем асоциальных элементов. Краска осыпалась, крыша и стены провалилась, но подвальные помещения сохранились куда лучше.
2. Участники
Jugram de Solle Esposito
Bazzard Black
3. Краткий сюжет
Как известно, война войной, а дела по распорядку. Потока дел и заказов в Варии никто не отменял, даже если порой эти дела кажутся слишком странными или же, наоборот, слишком незначительными для киллеров с мировым именем. На этот раз младший офицер Варии получил задание спасти мальчишку, приёмного сына мэра города Сиракузы, про которого известно только то, что его ищут пожарные, ищет милиция... то есть гордые карабинеры и полиция, но все без толку. Уже более 4 дней. Преступники на переговоры не выходят, никаких требований не выдвигают. Дело получило резонанс в средствах массовой информации и социальных сетях, которые поспешили выдвинуть самые безумные идеи, начиная от политического давления до странных наклонностей правителя города. Мэр от комментариев отказался, не объяснив и тот факт, почему не он был тем, кто первым обратил внимание на пропажу подростка. А проблеска или зацепок - по прежнему нет. После звонка "сверху" в Варию Скуало Супербиа пришлось задействовать свои каналы. Осведомители подсказали, куда сейчас могут направляться украденные дети, но посоветовали особо не  вмешиваться, предупреждая, что дело может быть "совершенно в другом". Всю эту информацию вкупе с адресами и матами глава Варии и передал своему подчиненному.

0

2

Голова нещадно болела.
Уже третий день. Хотя, возможно, и пятый – со счета он сбился еще в самом начала, тем более, что никакого особого света, кроме тусклого электрического откуда-то из-за угла, в комнатку не проникало.
Воздуха, впрочем, тоже.
От запаха прели тошнило. Есть не хотелось совершенно, зато постоянно хотелось пить.
И спать.
Однако Юграм, когда удавалось проснуться, заставлял себя есть, хоть по чуть-чуть, то, что давали – похоже, просто, не заморачиваясь, покупали готовые обеды в ближайшей забегаловке -  не хотелось окончательно обессилеть.
Хотя,  что может противопоставить этим – «этих» было двое, Юграм, несмотря на свое странное состояние, даже научился их различать –  не способный толком проснуться мальчишка,за руку прикованный к торчащей из стены трубе?

С ним не разговаривали, не отвечали на его вопросы – в какой-то момент он сообразил, что боятся, что он сможет опознать голоса.
Значит, убивать его не собираются. Во всяком случае, пока.
И он старательно начал запоминать.
Повадки - один, длинный,  вечно куда-то спешит, суетится. У второго, похоже, не хватает пальцев  – он, как и его товарищ, носит перчатки, но безымянный и мизинец на правой руке подозрительно неподвижны.
Жесты – длинный в придачу еще имеет привычку тереть висок.
Манеру двигаться – движения длинного угловато- ломкимие, порывистые,  а второй, наоборот, двигается плавно, будто течет.
А еще второй пахнет  бензином и машинным маслом.
И есть кто-то третий, который всегда остается за углом - но Юграм чувствует его присутствие, различает его шаги - неровные, будто он прихрамывает на одну ногу.
Юграм  приоткрыл глаза  - почудился какой-то звук за углом коридора, прислушался – нет, тишина.
Глюк, чтоб ему…
Будут тут глюки.

Он с отвращением посмотрел на бутылку с минералкой.
,Правильнее было бы сказать – из-под оной.
Оставалось глотка три.
Блин, когда же это уже закончится?! – вдруг разозлился он.
Обидно быть пешкой в чужой игре.
Еще обиднее – быть не пешкой даже, так, лишней картой в колоде. Интересно, что с ним сделают, когда поймут, что он не стоит ничего?
По уму, следовало испугаться.
Но Юграму почему-то не было страшно. Только холодно.
Он задумчиво пошевелил запястьем, в сотый раз пытаясь свернуть пальцы так, чтоб протиснуться в стальное кольцо.
Безрезультатно.
Говорят, как-то можно вынуть большой палец из сустава, и тогда рука проскользнет.
Однако, не пора ли задуматься об этом всерьез?
Время идет. Рано или поздно похитители поймут, что сделали ставку на пустышку.
И его жизнь станет никому не нужна.
Впрочем,
-Юграм вздохнул – она и сейчас нужна только ему самому.
В коридоре вновь раздался какой-то шорох, внезапно погас свет.
Юграм  прижался спиной к стене, отчаянно пытаясь высвободить руку и вслушиваясь в темноту.

Отредактировано Jugram de Solle Esposito (28.06.2018 03:54:09)

+1

3

Базз вынул сигарету изо рта и аккуратно затушил в карманную пепельницу - не хватало еще свое ДНК подарить следствию.
... - Шеф, я не Чип, а ты не Дейл. Да и Босс у нас не Гаечка...
Зря он это ляпнул. Скулы у Акулы стали белые и острые. Глаза - прищуренные и злые. Крылья точеного носика дрогнули, рот сжался в тонкую линию... и грянуло.

"Спасатели, о я ебу..."
Блэк прикинул карту здания и ухмыльнулся. Он-то видел в темноте отлично, но у него прибор ночного видения, тренировка, Ураган, плохой характер и капитан-Акула. А у них нет мозгов, нет совести и чести нету тоже. И жить им осталось полчаса от силы... а покойникам свет не нужен.
И, пройдя четыре метра по коридору, рыжий свернул в укромный закуток, открыл непримечательную дверь и с задумчивым видом оглядел распредщит. Щит внимательно посмотрел на Базза. Тот кивнул своим мыслям и повернул рубильник.
И пала тьма.
Идиотизм(не клинический) - это тоже болезнь. От нее можно вылечиться, а мир становится в разы проще, если вылечиться от нее и от наивности. И начать думать свои мысли, а не пытаться думать чужие. Можно подчиняться кому-то, можно служить партии, что безлика, но думать надо свои мысли. И жить надо свою жизнь, думал Блэк, спускаясь на первый уровень подвала и тихонько укладывая рядком троих головотяпов. Один из них даже успел чиркнуть по кевларовой броне чем-то острым - Базз, сломал ему руку перед тем, как развернуть бритую башку на 180 градусов - это переметр. Осталось двое - личная охрана.
Здесь, под землей, он решил не доставать огнестрел - шумно, эхо его выдаст моментально,  пацан пересрется, если успеет и еще жив. Даром, что должен знать запах пороха, раз сынишка большой шишки. Идея втягивать в свои разборки сопляка приводила рыжего в состояние бешенства и омерзения одновременно. Можно быть уродом. Можно быть насильником. Можно воевать с солдатами - неважно, какого они пола, хотя женщине война не к лицу. Можно убивать и мучать, хотя честнее просто убивать.
Нельзя трогать детей. Они не могут быть равными. Нельзя мучать слыбых. Мальчишка на фотке был несчастным и слабым. У него были недоверчивое лицо и усталые глаза старика. Его хотелось рассмешить, дать воздушный шарик,  кружку какао и оставить в покое.
А дали ему по голове и наверняка по лицу, спрятали где-то здесь и, скорее всего, скоро убьют, поскольку выкуп платить и отвечать на их требования никто не будет. По крайней мере так, как они хотят этого.
Базз задумчиво посмотрел на кусок коридора, куда сверху, с лестницы на поверхность лился мутный свет ночной промзоны. Откуда-то из прохода, утопающего в темноте, раздался шерох и громкий судорожный вздох. Базз бесшумно прокрался под лесницу и прислушался. Шерох окрасился позвякиваниями. Баззард протянул руку и наткнулсся пальцами на дверь, перегораживающую коридор. За дверью как-то печально вздохнули-всхлипнули и шерох усилился. Базз повел рукой по двери и наткнулся пальцами на засов. Простой металлический штырь в пазу с перекладиной.
Базз порадовался, что в приказе ничего не значилось про жизнь похитителей. Трое типов с явными признаками исполнителей его не порадовали молчаливостью, когда он прослушивал их утреннюю встречу. Один из них, явно командир тройки хромоногий итальяшка с исполосованной мордой и залысинам  удостоился часа интимной беседы под амобарбиталом. После этого Блэк с чистой совестью приехал сюда. Двое его подчиненных хромого обнаружились в здании. Это было удобно. На периметре - пятеро. Простые бойцы. Ни тебе ума, ни фантазии.
Он услышал, как наверху щелкнуло и вернулся к стене под лестницей. Топот ног по металлу и бегающий свет фонаря. Один?..
Один.
Дождавшись, пока шаги остановятся на бетоне, он вытащил нож и приготовился. Это был трехпалый.
"...забияки, у которых руки чешутся, на трехпалого посмотрят и потешатся".
Базз ухмыльнулся, тешась, и проследил за светом фонаря - так и есть, засов был не один. Под металлическим прутом обнаружилась личинка замка. Трехпалый поковырялся, хруснул, проворачиваясь, замок и дверь в густую тьму провала открылась. Трехпалый оглянулся, помедлил и вошел - свет фонаря запрыгал по стенам, выхватывая плесень, потеки воды, зарешеченные трубы вентиляций и старый кирпич. Базз подождал, когда свет фонаря в пороеме отойдет на пару шагов и проскользнул следом, мусор под ногами шелестел и Блэк морщился от предощущения звука, которым сопровождалось каждое его движение. Мужчина удалился еща на три шага - и заглянул за поворот. Снова звякнуло. Ждать вариец не стал. Текучий шаг вдоль стены, мелькнувший рыбкой нож, перехаченный у самого пола фонарь, тело, обливающееся кровью с заткнутым ртом сползает аккуратно на пол.
Блэк поднял взгляд поверх света фонаря, уткнулся в расширенные голубые глаза бледном лице и приложил палец в перчатке, заляпанной кровью к губам - прося молчать, и подмигнул. Затем, быстро обшарил карманы свежего покойника, выудил ключ и отомкнув замок на наручниках.
- Идти сможешь?- прошелестел рыжий, на ухо мальчишке. -Выходи, когда я позову.
И, оставив фонарь ди Солле, Базз, как и раньше, стараясь не шуметь, прокрался к выходу. Наверху мерцало теплым - кто-то так невовремя подключил генератор. Блэк выругался по-немецки себе под нос и крикнул:
- Эй, парень, сдавайся! Ты один, а меня много! - сверху звякнуло и вниз упала лимонка.
Базз отпрыгнул, падая лицом вниз, в темноту. Жахнуло. С потолка посыпалась плесневелая штукатурка. Металлической лестнице перекосило одну опору.
В ушах слегка позванивало, но времени думать не было.
- Ты там жив, тварь?! - вопросили сверху, спокойно и жестко - опытный, гад!. Из дымовой завесы показался силуэт. Базз быстро вынул пистолет и, достав простую обойму, спрятал ее в карман. Даже слона можно заебать. Из-под брони Базз добыл другую обойму - четыре патрона, даже на вид горячих, теплая сталь, согретая его теплом - и взадил до щелчка в гнездо.
- Живее тебя, - ухмыльнулся он и нажал на гашетку. Пистолет сухо чихнул, выплевывая из глушителя красную, раскаленную Зажигательную пулю. Фигура охнула и скатилась вниз. Дым достаточно рассеялся и Базз окончательно оглох от полного боли и мучения вопля. Похититель катался схватившись за печень из которой сквозь пальцы вырывались жаркие синие язычки пламени. Подгадав момент, Базз преставил к голове дергающегося человека оружие и добавил контрольный.
- Мелкий, выходи, - крикнул, убирая в кабуру ствол.

Отредактировано Bazzard Black (05.07.2018 09:04:06)

+2

4

Темнота стала звуками – возней, сдавленными ругательствами, топотом.
Злостью.
Югрм закусил губу, еще отчаяннее выкручивая руку – увы, с  прежним результатом.
Вздрогнул всем телом, когда шаги оказались рядом.
Еще сильнее вжался спиной в стену, ощущая лопатками холодный шероховатый камень.
Темнота вспыхнула светом, Юграм зажмурился  и пропустил самое интересное –  фонарь остановил свое стремительное падение, вновь взмыл вверх,высветил бледное лицо с пылающими злым азартом глазами – незнакомое, этого он еще не видел -  и тяжело обмякшее на полу тело.
Незнакомец стремительно шагнул к нему – абсолютно беззвучно, ткнул чем-то в  наручник, горячо шепнул в ухо:
- Выходи, когда позову, - и снова исчез во тьме. Фонарь, впрочем, оставил. Через какое-то время – Юграм, ослепленный и ошарашенный, с трудом соображал, что происходит, из темноты раздался голос, сообщающий, что его априори больше.
В ответ темнота взорвалась грохотом, больно ударившим по ушам.
И странным образом вернувшим Юграма к реальности.
Он потянул фонарь к себе, ища кнопку.
Кем бы ни был этот незнакомец, продолжать участвовать в этих разборках не хотелось.
Юграм погасил фонарь, пробуя его на вес – слишком легкий. Да и вряд ли он сумеет что-то противопоставить профессиональному бойцу – которым, без сомнения, являлся незнакомец.
Но вот оставаться на месте точно не стоило – аккуратно, стараясь не шуметь, Юграм скользнул было в сторону выхода – то есть, в том направлении, в котором, по его мнению, оный располагался.
Раздался выстрел.
Навстречу из темноты вывалился  вопящий факел, все еще сохраняющий человеческие очертания.
Юграм прижал ладонь ко рту, чтобы не закричать.
В тот же миг захлестнувшая волна  сводящей с ума боли швырнула его на колени.
Нет, только не сейчас, я же должен уйти! - успел подумать он.
Второй выстрел оборвал мысль. Оборвал боль.
Подняв голову, Юграм обессилено смотрел в  глаза незнакомца, в которых отражались язычки пламени.
Нужно было что-то сказать. Но язык не слушался.
Наконец он заставил себя встать – не стоять же на коленях? – рассмеялся хрипло и зло:
- И что? Ты тоже за меня ни хрена не получишь. – и почувствовал, как пол уходит из под ног.
Черт! – он сделал неверный шаг в сторону, схватился за остатки лестницы, пытаясь удержаться на ногах.
От запаха горелой плоти к горлу подкатывала тошнота и перед глазами плыли разноцветные круги.
-Ни-хре-на! – зачем-то по слогам повторил Юграм, оседая на пол.
Успел еще подумать - "ну как всегда", прежде чем потерять сознание, гулко треснувшись виском о пыльный бетон.

Отредактировано Jugram de Solle Esposito (30.07.2018 17:48:21)

+2

5

В жизни вечно случается какая-нибудь лажа, будь ты хоть семь пядей во лбу, хоть последним раздолбаем, предсказать исход событий все равно не получится, даже одного дня – и того не выйдет. О, мадонна, за что все это? Бернардо, родители которого были ревностными католиками, привык к подобным выражениям, но веры от этого в нем не было ни на каплю. Так, мелькало что-то, словно назойливая муха перед лицом. А за благополучный исход собственных экспериментов он был готов молиться хоть на западный манер, хоть на восточный, хоть с бубном или барабаном, хоть чайнику или цветку – лишь бы добиться результата на этот раз. Угробить добрый десяток лет на эти исследования, потом в один момент из-за мафиозных группировок, которые никак не могли определиться, стоит ли выпускать эту технологию в жизнь или нет, а точнее, просто не могли поделить, кому, что достанется, профукать все – это было для него слишком. Он тогда был уверен, что дельце выгорит, а сами они будут в шоколаде, а обернулось вон как. Базы разрушались одна за другой, то самими подопытными мышатами, то по наводке мафии, то группировками внутри ней самой – и весь мир сыпался, как карточный домик. Стремительно, быстро и неотвратимо. Тогда он успел только утянуть флешку с базой данных, не самыми свежими результатами исследований  - и смыться. Что уже было достаточно. Потом годы ушли на теорию, подпольную работу в других сферах, но эксперименты над носителями Пламени – это было совсем другое… Бернардо чувствовал, что за этим и есть будущее вооружения, за этим и есть мировое господство – и не только мысли о собственной известности в «некоторых» кругах и заказах с чеками, в которых нули уходят в бесконечность, бередили его душу, но и понимание, что он впереди всех тех, кто сейчас разрабатывал ультрасовременные самолеты и военную технику…
Высокий, немного мешковатый мужчина злобно откинул в сторону сигарету и поспешил обратно, к компьютеру. Быть рядом с объектами ему было совершенно не обязательно. Со слежением и кормлением мелких крысок отлично справлялись и простые трудяги из раздела «бери больше, кидай дальше». Сам он приходил, когда мышки в норках спали, делал анализы, вкалывал новую дозу препаратов и шел заниматься своими делами. Да, та Семья, которая проспонсировала его и выдала людей, думала, что он трудился на их благо, но на деле – все было далеко не так, но пока их всех устраивало текущее положение вещей и все делали вид, что все просто отлично.
«Еще бы пару мальчишек…где же еще эти чертовы осколки…Откопай их теперь».
Эксперимент «JuGRaam» был одним из любимых детищ Бернардо, но пока удалось найти только одного из мелких недоносков, которые участвовали в нем. Мужчина вытер руки и посмотрел на монитор опять, сузив черные, похожие на маслины глаза: не совсем то, что он бы хотел видеть, но неплохо. Сопляк был перспективен, пожалуй, стоило через недельку перевести его в настоящую лабораторию, если не сдохнет раньше. Неприятно, но такое тоже могло случиться. Тогда трупик приемыша будет просто подкинут на берег моря  - и на этом его участие закончится. Но Бернардо хотел, чтобы сопляк, успевший подрасти, оправдал его ожидания…
***
Взрывы сверху донеслись глухими ударами. И что эти идиоты там себе позволяют? Или же мальчишка вырвался из под контроля? Нет, исключено… Бернардо, нацепив на лицо маску, поспешил наверх… И увиденная картина разрушений ему очень не понравилось: слишком быстро и четко сработано, слишком мало сопротивления смогли оказать мафиозные бойцы… спрятавшись за одним из разломов, Бернардо смог рассмотреть только фигура мужчины, который перекинулся несколькими фразами с мальчишкой. Решение пришло быстро и само собой – пусть использовать особо не приходилось, но коробочка была под рукой. Рой грозовых ос, выпущенных наружу, полетел к нарушителю, посмевшему покуситься на подопытную крыску. Его крыску. Жала части из них были нацелены в важные точки на теле противника, одна метнулась к шее. Пропустит хоть один укус, и Гроза начнет свое коварное действие, а другие тем временем образовали кольцо, чтобы нанести разряд, третьи – заняли выжидательную позицию.

+1

6

Стоило отзвучать словам, как из темноты шагнул мальчишка. В свете горящего тела личико светилось белой перепуганной луной. Светлые волосы сбились в колтун. На скуле то ли синяк, то ли грязь - в пляске языков пламени не поймешь.
- Что? Ты тоже за меня нихрена не получишь. Ни-хре-на! - и мальчишка шатнулся, попытаясь ухватиться за перекошенную лесенку, и осел на пол, как мешок муки. Только в мешках с мукой нет столько костей, которые так гулко стучат о бетон.
Быстро шагнув к ребенку, Блэк зашипел от досады: нервы у мальца не выдержали, обморок у него видите ли. А тащить на верх его теперь как?! На горбу?! Не тяжело, но по вот такой перекошеной лесенке уже не поднимешься. Базз вздохнул и примерился подхватить на руки добычу. И остановился. Рядом вспыхнуло чужое пламя, колючее, резкое и наглое, следом пришел звук.
Он был чем-то чуждым. Таких звуков не бывает под землею. Такие звуки должны быть в других местах. Обычно такие звуки можно повстречать в старых сараях ближе к середине лета, если не заходить туда с прошлого года. Вариец прислушался, отмечая близкие разряды чужого пламени, однако движение воздуха у шеи быстро привело его в чувства и он рефлекторно выхватил из воздуха у уха... Нечто. Нечто взвизгнуло... Пчелой. Блэк сперва сжал руку в кулак, убивая неожиданное существо - в кулаке сочно схрупало. Он разжал пальцы - на ладони, затянутой в сероватую от грязи замшевую перчатку лежала крупная розовая оса и исходила протуберанцами остаточного электричества.
Воздух запах свежо и остро. Блэк выматерился по-немецки, прихлопнув на кевларе жилета еще двух тварей...
Про живность из коробочек Баззарду слышать приходилось. Однажды он даже видел, как мужик из лошадятни пытался оттащить от своего комрада громадну синюю злобную птицу. Птица не оттаскивалась и комраду приходилось не сладко. Мужик крыл птицу матом и дергал за лапу, получая то крылом, то клювом. Баззард был тогда только-только новобранцем, кольца не получил и на все эти чудеса смотрел, разинув рот. Это еще что, сказали старшие товарищи. Вот у Акулы есть Акула. Большая. С зубами. Вот это - да. Увидишь как-нибудь. Не довелось пока. И к лучшему. Базз не любил рыб, которых нельзя положить в тарелку. Они его расстраивали. Но спутать тварь из коробочки с обычной он бы не смог. Этот нехитрый момент он уяснил быстро: то, что в коробочку спрятано, не будет нормальным. Синие альбатросы, акула без воды, розовые осы, пахнущие озоном... Озон - это Гроза. Бой обещал быть как минимум неприятным. Портос сказал: я дерусь, потому что я дерусь.
...Памяти много не надо - прошла доля секунды, первые осы еще не упали на пол, но он уже знал, как поступить для начала.
Блэк закрыл глаза и буквально тут же ощутил, как трепещет воздух у его тела. Ладони раскалились. От перчаток остались только манжеты на запястьях, остальные части их кружились в воздухе мелким пеплом. Со стороны его движения наверняка напоминали ветряную мельницу. Главное было не допустить тварей до лица и шеи, незащищенных совсем ничем, руки двигаются и вонзиться в них сложнее, ноги в плотной ткани, которую не то что оса, змея не прокусит, на теле куртка и броня. Напряжение в воздухе возрастало. Сейчас должен как минимум последовать разряд. Идти искать нападающего и оставить мальчишку здесь - не вариант. Он встал так, чтобы тело ребенка было за спиной и можно было ощущать его присутствие. Придется держать оборону. Остается надеяться, что противник туп, как пробка и осы - это все козыря из его рукавов. Глаз Базз не открывал и чувства обострились до предела. Воздух сырой и Гроза в этом подземелье сможет хорошо развернуться. Быстро сдернув с пояса дымовую шашку, Блэк запустил ее в сторону, откуда, по его мнению, могло происходить нападение - свечкой предмет пронесся по коридору, высветив пролом в стене, который Блэк сперва принял за простую нишу - и разорвался в воздухе, окутав подземелье в той части туманной завесой. Увиденное сквозь ресницы заставляло напрягать все органы чувств: воздух кипел от розоватых крыльев. Что ж, дым - не зарин и не иприт, жаль, но оно и к лучшему. Незадачливый гранатометатель горел досталочно близко душным вонючим пламенем, отгоняя внешний дым и осушая воздух. Базз не знал, на сколько его хватит - побеждать тварей из коробочек ему еще не приходилось.
..."Ты что же, собираешься жить вечно?!" - светловолосая девица демонически захохотала и сиганула с башни...
- Эй ты, урод! Хватит ссать, вылезай! - Может, удастся разозлить? - Или мне сопляка убить? Поверь, я успею.
Голос размывало гудением ос, вместо эха он дробился о мелкие тела в воздухе, но Базз не сомневался, что долбаный инсектофил его слышал.

+1

7

Темнота была вязкой и маслянистой.   Юграм дернулся –  раз, другой, – беспомощно хватая ртом воздух. Скрюченные пальцы скребли грязный бетон.
Острая боль –  какой–то обломок подвернулся под руку, глубоко вспоров кожу на запястье – заставила сознание вернуться в реальность.
Реальность жужжала.
Как на клеверном лугу в июньский полдень, – пронеслось в голове.
Только вот пахло ни хрена не клевером. И нестерпимо болела голова.
Юграм сообразил, что  лежит на полу. Зачем-то.
Как раз самое оно, вместо того, чтобы сматываться отсюда, пока есть возможность.
Хватит ссать, вылезай! –ага, сейчас. Юграм мимолетно удивился. Он что, не заметил меня? Впрочем, следующие слова быстро убедили его, что кричат не ему.
Сам сопляк! – обиженно буркнул он, подбираясь в комок, готовый дать отпор – кому угодно. Хоть осам – которых он смертельно боялся, – хоть этому типу с красным  попугайским хохлом на голове и злой усмешкой, хоть самому черту.
Шансы победить были разве что в случае с осами.
И то –  сомнительны, как вид на жительство для нелегального мигранта из какой-нибудь страны третьего мира.
Сердце толкнулось в груди – не на положенном ему месте, а где-то под самым горлом.
Юграм отчетливо ощутил чье-то недоброе внимание. Будто тяжелый изучающий взгляд.
Знакомое.
Накатило отвращение, и Юграма-таки мучительно вырвало.
Отплевываясь, он все же прислушался к ощущению.
Да.
Это он. Он здесь.

«Он» был самым большим страхом Юграма.
Еще тогда, из далекого детства, которого он практически не помнил.
Страшнее ос. Страшнее этого незнакомца, который готов успеть его убить.
Вытирая рот окровавленной ладонью, Юграм поднял голову:
– Он там.  За вон той стеной, пролом видишь?
Здохнувшись дымом, Юграм закашлялся, беспомощно тыкая рукой в направлении пресловутого пролома.

+2

8

Пламя, эта странная энергия, некая субстанция, которой были отмечены Избранные (и. черт возьми, почему-то все эти гребанные особенные люди рождались в мафии или же быстро находили пристанище в её рядах) вскружило голову не только ему. Многие желали получить такую необычную силу, вот только эксперименты по созданию или переливанию Пламени пока ни к чему не привели. Все опыты давали отрицательный результат. С Пламенем нужно родиться, его количество нельзя увеличить и если ты не в числе высших – то ты отброс и ничтожество, которому никогда не преодолеть свой предел. Конечно, такой расклад не устраивал никого. Особенно тех, кто пытался спихнуть властвующую семью Вонголы с ее многовекового управленческого пьедестала. Но лазейку можно найти всегда, и Бернардо с сотоварищи это делали – искали… На то они и были ученые. На то им и был дан ум. Вот только он сам не так уж активно занимался подобными исследованиями, собственное обнаруженное Пламя все-таки выводило и его в высшую когорту, касту, позволяя смотреть на остальных точно также, как первые конкистадоры на племена индейцев, вышедших против огнестрельного оружия с копьями и томагавками. Но когда людям хватало того, что они имеют? Если у тебя есть сила, тебе всегда хочется больше. Обычный закон жизни. И кто он такой, чтобы ему противиться?
Пацанёнок должен был послужить его целям, поэтому тот был ценен не по самому факту своего существования - за его жизнь Бернардо не заплатил бы и копейки, а вот благодаря тому, что тот в себе таил. Вот только уже первое столкновение с этим неизвестно откуда взявшимся ублюдком сразу же дало понять, что тот не какой-то там дилетант или идиот. Даже не обычный солдяга, а очень даже хорошо обученный киллер или подчиненный мафии, из тех, кто был близок к управленцам, никак не шестерка. И чужое Пламя его не напугало - засранец с петушиным хохолком знал, что это такое и с чем его едят. Любой другой на его месте бы с воем умчался отсюда, забыв, как его зовут. Определить, какой у того потенциал для ученого с его уровнем и чутьем не представлялось возможным, но то, как он быстро ухлопал нескольких ос из атакующего звена  уже пугало.
«Откуда ты такой №%:?» выискался…»
В отличие от этого типа, Бернардо выругался про себя на французском, отходя дальше в тень, наблюдая, слыша, чувствуя, как его осы, становятся ничем… Оставалось только отозвать третью линию защиты, призывая тех выжидать момент - все равно ж этот мерзавец должен устать, все равно должен подставиться. Опыта боевого у Бернардо не было, в отличие от этого типа, но ждать и выбирать момент он любил. Тем более, что покончив с осами и не получив мало-мальски значимых повреждений, тип был готов к действиям.
Вот только хозяин Грозвых Ос не собирался вступать с ним в схватку лично, предоставив это «удовольствие» одному из выживших бойцов, охранявших лабораторию.
«Охранявших»…
Ну да, как же. Бесполезные идиоты.
Выживший мог таковым и остаться. Если сумеет справиться с проклятым типом.
Или хотя бы его отвлечь, давая осам завершить начатое.

Бернардо усмехнулся зло и криво, подавив вздох, чтобы не выдавать своего места. Подвальное помещение плюс дымовая шашка равно идеальная возможность для бесконечных пряток. Вот только такой расклад не устраивал этого пламенного противника… Эх, жаль, что те, кто обладает Пламенем Урагана не особо подходили для опытов. Слишком опасные способности, слишком взрослое тело… Ублюдок пытался выманить его… Что ж, вполне ожидаемо. Вот только в его собственные планы это не входило. И вообще, где носит этого чертового Томазо, который на этот раз координировал эту работу? Опять обжирается спагетти в ближайшей кафешке?! Чтоб ему там вилкой подавиться…
«Хочешь убить его? Да, правда?! А почему ты раньше этого не сделал? И почему держишь его за своей спиной?!»
Бернардо слышал этого бойца прекрасно, вот только не понимал мотивы. Пришел спасать? Кто послал? Папочке тот не нужен, кому-то еще тем более. Только если информация просочилась и другие осколки того исследования захотели получить его крыску к себе… Если выбирать между продолжением исследования или же тем, чтобы его материалы достались кому-то еще, то ученый точно знал, что нужно делать. А еще этот жалкий червяк посмел пискнуть, заметив его… Этот вконец обозлило Бернардо, и тот направил одну из верных ос к проклятому мальчишке, та, зажужжав, стремительно понеслась к своей цели, перед самым телом развернувшись в воздухе и нацелив смертоносное жало, окруженное Грозой, в его сердце. Такому тощему сопляку и одного точного удара будет достаточно.
На губах  мужчины заиграла злая усмешка.
Где-то в этой стране прятались ещё несколько мелких крысок. И он их обязательно найдет. А с этой пора покончить.

+2

9

Юграм знал, что когда-нибудь он умрет. В конце концов, все люди смертны.
Но это "когда-нибудь" было далеким, смутным,  малореальным.
Как для любого нормального человека, не склонного зацикливаться на мысли о неизбежном.
В последние дни оно приблизилось, выступило, будто горный хребет из тумана, распирая острыми краями  обыденность. .
Юграм, со свойственной юности легкомысленностью – или с присущей старикам смиренностью? – принял это как факт.
Да, я могу умереть. Да, прямо сейчас, или завтра, или вечером…
Но постоянно думать об этом ему тоже не хотелось, и раздосадованное "когда–нибудь", сдавшись, рассыпалось огнем и пулевым свистом, запахом гари и грохотом выстрелов, оглушительном в низком замкнутом помещении.
А потом пришла злость – на себя, на свою дурацкую манеру влипать в неприятности на ровном месте, на неспособность толком  противостоять обстоятельствам – а ведь думал, что не хуже других!
Подавив очередной приступ  тошноты, Юграм поднял слезящиеся глаза – ак раз вовремя,чтобы заметить, как в проломе метнулась в сторну какая-то тень.
Будто и не было никого.
– Уходит! – требовательно произнес он, и осекся.
Наверное, должно было прийти облегчение.
Но ощущение чужого недоброго взгляда никуда не делось. От него по спине бежали знобкие мурашки, будто кто–то высыпал за шиворот горсть муравьев, обутых в ледяные тапочки.
Дурацкое сравнение.
Дурацкая ситуация.
Осы вдруг сдали назад, растворяясь в дымной темноте –  словно подчиняясь неслышному приказу.
Все, кроме одной.
Огромная тварь, похожая больше на шмеля, замерла в воздухе в нескольких дюймах от лица Юграма.
В неровном свете дымного пламени он видел, как сжимается полосатое брюшко, выпуская наружу узкое темное жало.
Время будто размазали тонким слоем янтарного расплава.
Лишь неслышно подрагивали сетчатые крылья.
Смерть. Прямо сейчас.
На мгновение Юграм увидел свое отражение  в фасеточных глазах твари – множество белых лиц с провалами глаз.
Оса метнулась к нему, выставляю жало вперед – так в дурацких мультфильмах пчелы нападают на недотепу–медвежонка, решившего полакомиться дармовым медом...
Ужас сковал разум, лишая Юграма способности мыслить и принимать хоть какие–то решения. Он позорно заорал, валясь на спину, надеясь – неизвестно на что.
Оса вновь застыла над пытающимся сжаться в комочек Юграмом.
На мгновение.
А потом камнем упала вниз.

+1

10

Руки уже устали, сил поддерживать пламя оставалось немного, плечо ушибленное на прошлой неделе, противно заныло. После возвращения, придется знатно потрудиться над восстановлением стопроцентной трудоспособности. Базз понял, что ему надоедает. Надоедает так, что его тянет подорвать тут все и отправиться домой и проспать там без снов сто лет. Только мелкий и работа останавливали. Убрать этого инсектофила хотелось очень сильно. Почти жизненно необходимо. Ослу понятно, что со своею Грозой и осами-переростками он тут самый противный боец и – 100% - самый сильный. Остальные – шушера. Надоедливая, вдумчивая, обученная не только мелких деток воровать, но шушера.
Неожиданно стало спокойно и пусто. Он повел головой. Есть. Последний звук остался за спиною. Мальчик задергался.
- Уходит, - почти жалобно и какой-то странный писк, сдобренный жужжанием. Блэк открыл глаза, и как в замедленной съемке увидел, как на его задание падает розовая жирная тушка с жалом на конце. Быстро нагнулся и рукой в манжете перчатки ухватил осу, метящую пробить одежду и добраться до мальчишки. Может, и уйдет... Это будет досадно, но не провал. Задача - спасение мальчишки.
- Умно, засранец, - прошипел Баззард, и сдавил в кулаке насекомое и дернулся, чувствуя, как кожу начало колоть остаточным электричеством. Дохлое тельце он бросил на землю.
- Встал и мне за спину, не жаться. Лежачий – беззащитен. Нож - на бедре, достал и взял. Против людей поможет. Живо. Не спать!
Сам же, дождавшись исполнения указаний. Пошел в сторону, где зиял пролом. Шаг.  Другой. Ремингтон ложится  в ладонь, как родной. Юграм сопит за спиною, шуршит в движениях. Базз дернул углом рта.
Раздался звук шагов. Из забытого коридора, где хранили Юго, Базз услышал треск мелких камешков, который издает подошва тяжелого человека. Драку на два фронта Блэк не любил. Тем более один из противников управлял своим оружием дистанционно. Черт.
Толкнув мальчишку к стене, Блэк прижался к ней сам и обратился в слух. Кто-то подходил к ним с тыла.  Предохранитель неслышно сошел с места и Базз направил оружие ориентировочно туда, где представлялась голова гостя.

Отредактировано Bazzard Black (03.01.2019 06:00:14)

+2

11

Юграм несколько мгновений заворожено смотрел на дохлую осу, едва слыша, что ему говорят.  В ушах гулко стучала кровь – бум-бум-бум.
Сквозь бумканье доносились  слова:
- Нож – на бедре, достал и взял. – Говорящий не сомневался, что его послушают. Он был уверен своей силе. В своих действиях.
В нем, Юграме, черт побери.
Все еще оглушенный ужасом, Юграм,  тем не менее, кивнул головой, поднимаясь.
Он не хотел больше быть беззащитным.
Протянул руку к ножу.
Достал, мимолетом ощутив ладонью обжигающее тепло чужого разгоряченного схваткой тела.
Взял.
Тяжелый, теплый.
Опасный.
Пахнет металлом.
Некогда.
Этот, неожиданный, уверенный – уже в двух шагах, уже почти у стены.

Темнота  гулко рассыпалась  звуками, Юграм  потерял направление, едва различая какие-то невнятные тени.
Накатило дурацкое абсолютно – настолько идиотское, что он сам это прекрасно понимал – желание забиться в угол и переждать.
Будто почуяв его мысль, незнакомец сделал резкое движение, и Юграм, едва успев собраться, впечатался в стену, обдирая локоть.
Нож, впрочем, он не выпустил.
Звука шагов он не слышал, лишь видел, как незнакомец целится – куда-то в темноту.
Почувствовал, как ноет плечо - должно быть, ушиб, немудрено. Украдкой потер больное место ладонью.
Дурацкий боевик…
Никогда не нравились ему эти погони и перестрелки.
Скорее бы все это кончилось.
Он вжался лопатками в стену, стискивая в ладони тяжелую рифленую рукоять ножа.
Его колотила крупная дрожь, и Юграм, неизвестно почему, порадовался, что незнакомец не видит, как пляшет лезвие его ножа в позорно трясущейся руке.
Скорее бы это все кончилось!

+1

12

Бернардо редко поддавался чувству гнева, в его работе всегда был нужен холодный расчет и незамутненный эмоциями ум, но сейчас закипал все больше и больше. Работаешь, работаешь, а приходит какой-то м*?%ак и посылает все твои заслуги коту под хвост. То, что его исследования были такими - он не сомневался. Не оценят сейчас, оценят потом. В дикие времена Возрождения с большим трудом наука вырывала зубами у церкви право на исследование человеческого тела, а после благодаря знанию анатомии спасли тысячи жизни. Если бы эта мелкая крыска знала, насколько важно отдать свою шкуру для исследований, как миллионы безвестных собак и лабораторных мышей, то сама бы легла под капельницы… Поморщившись, мужчина посмотрел на свой сжатый кулак. Убить пацана не удалось, этот солдяга прикрыл его, а ведь обещал же грохнуть. Вот так и выдают себя, свои намерения… Второй боец, чье присутствие он также засек, медлил, а ос оставалось все меньше и меньше… Для прикрытия хватит, а вот для атаки - нет. Бернардо не был идиотом, тем более, что куда важнее было то, что хранилось не в пацане. Отдав приказ осам прикрывать его спину, от метнулся по коридору, не особо больше вслушиваясь в выкрики и разговоры за спиной. Тут тоже порядком было разрушено, но его лаборатория - осталась в полной сохранности. Хорошо. Значит, цель этого выродка - только мальчишка.
Быстро введя пароль, Бернардо отправил данные на внешний жесткий диск, докинул себе данные с видеокамер - да, боец быстро их снес, но на какой-то все равно должно было остаться хоть несколько изображений. Возможно, так смогут установить, что за ублюдок к ним попал и с какой Семьей им теперь придется иметь дело, чтобы достать мелкого щенка, если тот выживет, и продолжить исследования… Но это будут выяснять потом. Разберутся. Со всем… Запустив программу уничтожения данных и запустив режим самоуничтожения лаборатории, замаскированной под заброшенное здание, Бернардо помчался на выход. Себя он ценил больше, чем жизни всехублюдков-защитников, что уже сгинули в этом здании, чем этого мелкого пацана, не говоря уже про бойца, напавшего на них…
***
Попав к шапочному разбору, Жан Доминик не знал, что следует делать - указов больше ни от кого не поступало, жить хотелось, а четких инструкций прописано на счет нападения не было, в первую очередь они обеспечивали безопасность медицинского персонала, потом уже - подопытного объекта. Тот же подлежал незамедлительному уничтожению, если была угроза захвата. Заметив, что Грозовая Оса пыталась это сделать, он не стал вмешиваться, потому что обычное огнестрельное оружие против носителей Пламени - все равно что тонкая соломинка против ветра. Лучшим бойцом он себя не считал, в «стаде» действовать всегда проще, а когда одному - жить хочется больше, тем более увидев собственными глазами все разрушения, Жан прекрасно понял, что их уровни различаются как небо и земля… Но цель не была устранена. Он услышал реплику мальчишеским голосом «Уходит» - и понял, что это как раз относилось к одному из ученых, чьего имени он особо даже не стремился запомнить.
Цель первая - защитить ученых…один из них как раз уходил.
Цель вторая - убить мальчишку, чтобы тот не попал в чужие руки…
Что ж, ученому вроде бы ничего не угрожало, а вот попробовать выполнить вторую все же следовало. Ради Семьи, которой он служил, ради ее блага… осторожно переступая по осколкам он пробирался туда, откуда можно было бы выстрелить… удобной позиции здесь просто не было. Ни у кого. Неизвестный наемник, который защищал сейчас пацана, решил прикрыть тылы у стены. Жан остановился, раздумывая, как бы лучше провести атаку, глупо подставляться не хотелось. А еще пуля могла и срикошетить… Но долго играть в кошки-мышки не выйдет. Кто-то должен нанести удар, у кого-то раньше не выдержат нервы… Он затаил дыхание. «Убить пацана… Убить!» Быстрый перекат к обломкам стены, как делал уже много раз, короткая оценка ситуации - и выстрел. В мелкого недоноска.

+1

13

Похоже, инсектофил покинул место схватки. По крайней мере, Базз уже не ощущал, чтобы запах озона перекрывал запах паленого мяса. Свежесть улетучивалась из затхлого воздуха подвала, оставляя за вонью поле боя. Мальчишка прижался к стене рядом и Блэк кожей ощущал его нервное дыхание и перепуганный взгляд. Выпучил, наверное, глазки, как рыбка-телескоп, мелькнуло в голове, когда чувство присутствия из коридора за углом изменилось. Некто готовился атаковать, Базз напрягся, и снял с предохранителя пистолет. Он почти слышал биение сердца врага. Человек рванулсяи Базз выстрелил, уже понимая, что позорно мажет, неуспевая за маневром противника. Пуля пробила какую-то трубу под потолком и оттуда ударил фонтан ледяной воды, звонкий и свежий в дыму и сполохах. Дальнейшее умещается в секунду: выпихнуть мальчишку с линии атаки, перевести ствол на замершего в неустойчивой позе противника и нажать на спуск. Он даже не ощутил, как чужая пуля вышибла серьгу, разорвав мочку уха оказавшуюся в том месте, где буквально мгновение назад была голова объекта. Он улыбается, видя, как из груди противника вырывается язычок пламени, а сам крепкий мужчина в городском камуфляже падает набок с воем схватившись за грудную клетку напротив сердца. Он даже не слышит выстрела и не чувствует боли, глядя, как человек затихает, а его тело начинает пожирать ненасытное пламя.
Рука опустилась сама, как и уголки губ. Он только-только ощутил, что улыбался. Блэк убрал пистолет в кабуру. Радоваться было нечему: теперь благодаря этому излишне меткому недоумку и его, Базза, вымотанности, тут пол-подвала изгажено его кровью, а сил чтобы тут все запалить уже нету. Да и хлещущий из трубы фонтан сведет усилия на нет. Хотя... Вот фонтан-то ему и поможет. И пара гранат. Главное, не забыть серьгу подобрать - на заказ сделана. Рядом раздался шорох и Базз скривившись обернулся - мальчик приземлился неудачно и теперь пытался подняться.
Больше он не ощущал никого - ни на запах, ни на слух. Видимо, обладатель пламени Грозы действительно решил не связываться с ним, таким упрямым и наглым,а попросту тихо сбежал. Такая трактовка Баззу не нравилась от слова "совсем". Это значило, что кто-то посторонний будет знать его если не в лицо, что по почерку и способностям... И было это неприятно, как любое понимание собственного прокола. В общем и целом надурил он тут порядком. После подобных проколов следует получать от начальства секир-башка. Он поднял серьгу и сунул в карман штанов. Затем внимательно осмотрел дыру в трубе. Не слишком велика.
- Подъем. Уходим. Время дорого, - он подошел к объекту и протянул руку. Оставалось надеяться, что этот почти юноша не нээжная прынцесса и ухватится не за ладонь.

Отредактировано Bazzard Black (03.02.2019 16:47:30)

+1

14

Юграм вдруг почувствовал холод. То ли взгляд, то ли мысль.
То ли  накатывающая истерика.
Разобраться в ощущениях он не успел – стало слишком быстро.
Все.
Одновременно.
Вот хлесткой  болью  грянул выстрел.  И – за мгновение, нет, за долю мгновения до него – тихий дробный шелест камней.
Опять…
Откуда–то хлынула вода, упругой ледяной струей. Прямо в лицо.
Аж дыхание перехватило.
Стало страшно - до одури, до той степени, когда боишься стука собственного сердца, и больно вдыхать, смотреть, думать...
Юграм застыл ледяной статуей, почти не чувствуя воды, бьющей в лицо.
"Хорошо, не кипяток..."
Некстати - или наоборот, кстати? - вспомнилось - в день похищения он видел это во сне.
"Провидец чертов"...
"Вы не верьте предсказаньям - их придумают потом!"

Раздался еще выстрел – на сей раз дальше. За миг до него – толчок в плечо,  сбивающий с ног.
Падая, Юграм почувствовал, как, тонко свистнув, пуля прошила воздух совсем рядом.  От испуга – или от усталости – он не успел собраться и неловко осел на подвернувшуюся ногу, почти услышав, как с хрустом смещается сустав. 
Больно.
Аж слезы из глаз.
Юграм зло зашипел, уронив нож. Зашарил по полу, пытясь его нащупать.
Незнакомец  коротко двинул  пистолетом, из ствола вырвалось пламя – так ведь не бывает? – заплясало на валящемся в проем теле, освещая происходящее рваными сполохами.
Кровь.
Юграм распахнув глаза, смотрел на незнакомца.
По шее того текла кровь, кажущая черной.
Впрочем, его это явно не беспокоило. Аккуратно убрав  пистолет, он что–то быстро подобрал с пола и протянул руку:
– Время дорого.
– Нож… – виновато проговорил Юграм. – Я уронил, когда падал. – в ту же секунду пальцы, наконец нашарили рукоять. Стиснув ее, Юграм свободной рукой обхватил запястье  – как сумел.
–Черт, больно… – удивился он, обнаруживая, что стоять не очень-то получается.
Но шаг все-таки сделал. Из упрямства.
И еще.
– Зачем я тебе? - понимая, что далеко он так не уйдет, спросил Юграм. - За меня ничего не дадут.

Отредактировано Jugram de Solle Esposito (24.02.2019 14:12:24)

+2

15

Баз принял нож и рывком вздернул объект вверх, отметил, как мальчишка опирается на ногу и кивнул своим мыслям. Ног у них три на двоих, и одна из них недокормленная. Придется зачистку производить по полной. И пламя, даже если заортачится, выжать.
- Если нога совсем плохая, говори сейчас, - нож ушел в ножны. Лужа на полу подкралась к первому телу, от которого осталась уже почти труха, которую огонь жрать уже не хотел и с радостью потух. Стало вдвое темнее. Сейчас прогорит второе тело, и тут все затопит водою. Верхнюю часть здания Баззард планировал подпалить, чтобы избавиться от следов взлома двери заднего входа и, чем черт не шутит, излишних следов. Его преследовало серьезное подозрение, что подвал у этой полудостроенной сверху халупы сделан по всем правилам бомбоубежища, и огонь если и возьмет его, то незначительно.
- Ты - моё задание. Тобою интересуются люди повесомее меня, - он запнулся и все же произнес: - если бы все зависело только от меня, то я бы спасал тебя просто так, не за деньги. Ты - ребенок, а я не люблю, когда убивают и мучают тех, кто не способен оказать сопротивление. Что с тобою будут делать дальше - не знаю. Но пока ты на моем попечении, тебе нечего бояться.
Блэк подошел к трубе и сконцентрировался. Металл раскалился под пальцами и лопнул окончательно, окатив его потоком ледяной ржавой воды. Вышагнув из-под фонтана, он подошел к Юграму и жестом показал закинуть руку себе на плечо.
Ухо немилосердно ныло. Кровь, вроде бы, прекратилась, но ощущения все равно были не самые приятные. Мальчишка не добавлял радости и заставлял беспокоиться. Перелом - это не шутки и радости не добавит. Им еще предстоит путешествие в славный город Палермо, которое бритый мужик с ирокезом и нашлепкой на ухе - сука! паразит! второй раз убить мало - серьгу погнул! - и пацан на костылях однозначно не переживут без приключений. И не да бог смещение, там только в больницу.
Небольшой фургон приготовленный для этих целей был припаркован буквально за поворотом. Главное было дотащить мальчишку до него. Переходы, иногда перемежаемые аккуратно убранным трупом, кончились каменной лестницей. Дальше - насколько помнил Блэк - должен был быть небольшой коридор, с парой комнат, в том числе и подстанцией, выход и периметр, ограждающий от любопытных интересные подробности в промышленной зоне. Впрочем, откуда тут взяться посторонним?
Базз торопился, осмотрительно, помня об осторожности транспортировки и вероятности внешних неприятностей, но торопился. Ему хотелось как можно быстрее покинуть негостеприимный домик со столь насыщенной жизнью в подвале.
Напоминало какой-то американский психоделический фильм ужасов. При всей закаленной психике ему было муторно от этого места. Не страшно - бояться надо живых, а живых там уже, скорее всего, нет. Именно муторно, как будто делаешь что-то не целиком, только на половину и не на лучшую.
Напряжение на периметре так и не включилось, и Блэк протолкнул мальчишку в прорезанный ранее лаз, вылез сам и только после этого вздохнул свободнее. Под забором в кусте стояла сумка, заготовленная на случай непредвиденного осложнения. Отметив, что она все еще на своем месте, Блэк оставил ее как есть и поволок свою ношу к дороге, где в тени дерева прятался неприметный обшарпанный "Транзит". Приглашающе распахнув дверь, Блэк дождался, пока Юграм заберется внутрь. Быстро расстегнул разгрузку и выскользнул из броника, заменив все это темной ветровкой с капюшоном.
- В рюкзаке кофе в термосе, и бутерброды. Я вернусь через семь минут. Если сможешь - определи, что с ногою. Решать будем по результатам.
Дальше - техника. Быстро вернуться, проскользнуть с сумкой в дверь под козырьком, настроить время отсрочки, сжечь распределительный щит парой быстрых движений, чтобы все рубильники оплавились и стеклись в кашу и проделать обратный путь.
По его расчетам, он уже успеет выехать из промзоны, когда здание сложится внутрь себя, как карточный домик.

Отредактировано Bazzard Black (01.03.2019 16:19:53)

+1

16

Юграм упрямо продолжал шагать. Как получалось, так и шагал.
Нога пульсировала и, по ощущениям, увеличивалась в размере с каждым шагом. Юграм даже украдкой покосился на нее -  нет, это просто кажется.
Говори…
- И это что-то изменит?– устало огрызнулся он.
В тошнотворно пахнущем полумраке не было видно, как он кривится при каждом шаге.
Вот и ладно.
Услышанное не обнадежило. Скорее наоборот. От многообещающего «пока» заныло где-то под ложечкой. Не страх, так… отвращение, замешанное на все той же усталости.
Да и хрен с ним!
Не до праздных размышлений – незнакомец шагнул в сторону, предоставив Юграму удерживать вертикальное положение самостоятельности, и от неожиданности тот едва не упал. 
Ледяная вода из лопнувшей – Юграм не хотел знать, как незнакомцу это удалось, - трубы брызнула в стороны. Капли приятно охладили лицо.
Но последние силы, похоже, оставили Юграма, поэтому, когда незнакомец подошел обратно, он послушно повис на нем, позволяя едва ли не волочить себя к выходу.
… От свежего воздуха закружилась голова. Юграм судорожно сглотнул, замотал головой, пытаясь понять, где  вообще находится.
Не получилось. То ли от усталости мозги отключились, то ли действительно ни одного знакомого ориентира.
Он безучастно обвел взглядом машину, послушно – ну а что он может противопоставить этому вот?  - забрался внутрь, пронаблюдал, как незнакомец избавляется от разгрузки, опускает на лицо капюшон ветровки.
Кофе,  - Юграм кивнул. При упоминании бутербродов к горлу подкатила тошнота.
Сглотнув, Юграм проводил взглядом удаляющегося незнакомца, и замер, тупо глядя перед собой.
Черт!
Из задумчивости его вывел какой-то невнятный звук, донесшийся с той стороны, куда ушел незнакомец.
Югрма спохватился.
Если он не хочет, чтобы его кому-то там передали, нужно действовать, и поживее!
Быстро – насколько мог, не обращая внимания ни на тошноту, ни на распухающую на глазах ногу, он пролез между сидений.
Черт!
Ключ!!!

Проклиная все на свете, он скользнул обратно – кажется, когда незнакомец бросил разгрузку, в ней что-то брякнуло.
О том, что брякнуть там могло что угодно, Юграм старался не думать.
Однако ему повезло.
Найденный в правом кармане разгрузки  ключ оказался нужным.
Тормоз – одной ногой.
Кое-как дотянувшись искалеченной ногой до сцепления, Юграм повернул ключ зажигания, мысленно прокручивая про себя инструкцию «как завести автомобиль», прочитанную как-то от скуки.
Рычаг – на первую передачу.
Поворачивая ключ, Юграм аж дышать перестал.
Но мотор добродушно заурчал, и машина медленно поползла вперед.
Юграм судорожно вцепился в руль, стараясь не дать фургону вильнуть в сторону, расширенными глазами глядя на трещиноватый асфальт перед собой.
И на вышедшего из-за поворота незнакомца, на лице которого отражалась непередаваемая гамма чувств.
Юграму вдруг показалось, что машина едет прямо на него, он изо всех сил вывернул руль, нога, окончательно утратившая чувствительность, соскочила с педали и фургон, разочарованно буркнув мотором, остановился.
Как раз рядом с незнакомцем.
Тому только руку к водительской двери протянуть оставалось.
Юграм досадливо засопел, чувствуя, как глаза жгут едкие слезы бессилия, и зло распахнул дверцу, едва не вмазав ею в лоб незнакомцу.

+1

17

Маленький паскудник на месте сидеть не хотел: стоило шагнуть за угол, на второстепенную дорожку, как навстречу выскочил его грузовичок с выключенными фарами и странной, слегка пьяной, "походкой". За рулем в лунном полумраке угадывалась светлая головенка, и мимо Блэка промелькнуло перепуганное лицо. Машина как-то особенно нервно дернулась и встала.
- Водила, бл&ть, от бога, - процедил Базз, быстро подходя к водительской двери. Резко отшатнулся - мелкое недоразумение явно пыталось засветить ему дверцей по лбу.
- Живо сгинь на пассажирское, идиот, пока я тебя в гипс по катетер с банкой не закатал, - рыкнул Блэк.
Пронаблюдав, как пацан перелазит через рычаг переключения скоростей, запрыгнул сам и, пристегнув "угонщика", завел двигатель снова.
Педаль мягко ушла в пол, грузовичок бодро зашуршал колесами по асфальту.
- Так, мелкий, на будущее запомни: чтобы угнать машину, надо либо уметь водить, либо внимательно наблюдать за водителем и хорошо помнить последовательность движений. И в том, и в другом случае надо убедиться, что владелец обнаружит пропажу не сразу. Потому что иначе ты слишком быстро попадешь в розыск, либо угон вообще не состоится.
Он повернул на перекрестке, за спиною раздался звук, похожий на стон - ударная волна обрушила одну из внутренних опорных стен, затем последовал грохот обрушения. Будь здание больше, это выглядело бы интереснее, но некоторые вещи люди предпочтут не видеть даже оказавшись перед ними лицом к лицу. Расследование все равно будет, только Блэк помнил, что часть подвала выходит за пределы постройки.
Воздух пах морем.
В деревьях плыла луна. Баззард повернул на юг, предстояло несколько километров до съезда на автостраду, затем около трех часов за рулем. Указания о месте он помнил отлично. Незадолго от съезда на E90, он свернул с проспекта Сицилии и притормозил у изгороди под свешивающимися сверху ветками какого-то дерева.
Следовало разобраться, что там с ногою "объекта" и обработать ухо. И покормить это тощее нечто, выглядящее мелким даже на пассажирском сидении старого и откровенно некрупного форда.
- Доставай ногу. Будем проверять, что там. Мне не нравится перспектива тащить тебя в больницу, но если перелом, то придется рентген делать, - заметил Блэк, выдергивая из-под сидения аптечку. Анестетик и тугим бинтом зафиксировать. Базз бы уверен, что там ничего серьезнее растяжения, но проверить стоило - кости у всех были разной крепкости, а такие мышата еще и не то вечно умудряются сотворить с собою.
- И кофе ты зря пить не стал, может и не самый дорогой, но готовил, как себе: чтобы и цианида, и мышьяка было вдоволь. Для особых ценителей еще и толченое стекло есть, я сам без него пью, - он поднял глаза на мальчишку и задорно усмехнулся. - Или брезгуете?
Из аптечки появились таблетки обезболивающего, тюбик-распылитель детского анестетика и эластичный бинт. Нарочито медленно протянув руку за спинку пассажирского кресла он достал из кармана обивки упаковку спиртовых салфеток, продемонстрировал, что это, затем достал пару штук и протер руки. Ухо пекло немилосердно.
- Если хочешь умыться - бери. Может щипать, но быстро проходит и хорошо оттирают. И прекрати смотреть на меня так, точно ты маленькая девочка в мини юбке, гуляющая с учебником по ядерной физике по черному району, а я негр и сейчас насиловать буду. Нужен ты мне больно! Я вообще за то, чтобы сейчас поехать есть приличную еду в приличном месте, а потом спать. Но надо.
Du hast mich verarscht... - пронеслось в голове. Он не хотел бить мальчишку,  мучать его, или как-то иначе к чему-то принуждать, но - это было уже ясно, как день - контакта не будет все равно, в независимости от его намерений, а шута зазря изображать не хотелось.
- Не думаю, что твой приемный отец будет тебя убивать - ему не выгодно. Но все-таки я бы на твоем месте быстренько придумал, куда тебе свалить подальше. Если верить неофициальной политической хронике, у его делишек хвост стал слишком приметным. - если нет разницы, зачем вкладывать больше усилий? Настрой компанейского парня как ветром сдуло - стало слегка досадно, прохладно и скучновато. Работа - она и есть. Он сдаст этого мальчика, которому не повезло стать сыном мэра Сиракузы, и поедет получать головомойку от начальства. И жизнь покатится дальше сама собою - куда она там обычно катится?

Отредактировано Bazzard Black (18.03.2019 16:30:29)

+2

18

- Сам такой, – тихонько буркнул себе под нос Юграм, переползая на пассажирское сиденье.

- Нужна мне твоя машина… - устало огрызнулся он. – Как зайцу пятая нога.
Жалкие остатки сил, похоже, предательски оставили его окончательно. Во всяком случае, вместо того, чтобы попытаться что-то сделать – интересно, а что можно было бы сделать? -  Юграм безучастно смотрел на незнакомца.
Почти не видя.
А тот копошился  - уютно так, по-домашнему – и чего-то говорил. Без злости. Даже вроде с некоторым участием.
Перед глазами мельтешили какие-то разноцветные круги, мешая сосредоточиться. Ногу?
Какую еще ногу?

Юграм приоткрыл было рот, чтобы спросить, но тут машина дернулась на ухабе и остановилась.
Нога тут же напомнила о себе – острой болью где-то в щиколотке.
Юграм скривился.
Остро глянул на незнакомца:
-Рули ровнее, что ли… - решил, что выпендриваться ни к чему и послушно вытянул ногу из-под сиденья. – Ничего там страшного. Просто вывих, скорее всего. – Он сбросил грязный до неузнаваемости кроссовок, стянул носок и закатал обтрепанную джинсину, предоставив незнакомцу сомнительное удовольствие созерцать распухшую чумазую щиколотку.
- Пройдет. Наверное. А если нет – да и черт с ней. Дай салфетку. – Юграм вытащил сразу три, вытер лицо, с удовольствием ощущая прохладу и мягкость.
Он уже забыл, что умыться – это так приятно.
Даже просто салфеткой.
- Можно еще? - Хотелось закрыть глаза, откинуться на сиденье и позволить себе уснуть  - по-настоящему, а не в пол-глаза, как в последние дни. Или больше?
- Сколько я там?.. – неловко спросил он, будто бы этот уверенный парень должен знать все на свете. 
Что-то мешало. Зудело, как комар, оттягивая внимание на себя, но при этом постоянно ускользая. Юграм застыл на несколько секунд, слушая – и не слыша – рассуждения незнакомца про кофе и цианид. Прислушался к ощущению.
Ага. Вот оно…
Еще бы не зудеть!

- Хочешь, я тебе ухо залечу? А то больно же…– слова вырвались раньше, чем он успел подумать. Спохватившись, Юграм смял салфетку в пальцах, нахохлился. Ага, нужен ты здесь очень… Без тебя вот просто никак.
Девочка с учебником.

- А что мне, на шею тебе бросаться? Ты бы так и сделал на моем месте?
Он поскучнел, безучастно уставился в окно. Было глупо вообще разговаривать с ним. Он, Юграм, для него не человек. Задание.
Доставить в целости и сохранности – и плевать.
Отлично.

Мучительно захотелось кофе.  И приличной еды. Юграм сглотнул, еще сильнее отвернулся.
Просить он не будет..
Да и… Гори оно все огнем.
Вспомнился горящий мертвец из подвала, стало совсем тошно.
Он дернул ручку двери.
Дверь послушно открылась.
- Это значит, что я могу свалить прямо сейчас? – ровным голосом уточнил он, по-прежнему смотря в сторону – Или ты сначала должен получить полагающееся тебе?
Он вдруг будто бы почувствовал  чей-то взгляд.
Неужели ищут?
Так быстро?
Или кто-то случайный?

Захлопнул дверцу, кивнул назад:
- Там  кто-то есть. Кажется.   
И чего он, спрашивается, испугался?

+2

19

После слов мальчишки об ухе Базз слегка оторопел. Это не могло быть правдой. О подобном его не предупреждали. И ожидать такого он не мог. Похищение  носителя пламени, да еще с даром достаточно развитым, чтобы обходиться без кольца, да еще достаточно упорным, чтобы не закрывать глаза на его наличие. Когда смысл сказанного доехал до Блэка, занятого проработкой стратегии и своей тоскливостью, его как будто подбросило, но вид у мальчишки снова стал мрачный. Почуял перемену настроения? Мог, если он чувствует чужую боль на расстоянии, если Блэк правильно помнил, что там было в выкладках, то подобное мог только носитель Солнца... Серьезная заявка на победу. Просто-таки, если выражаться местным языком, то questa è una vittoria, fratello. Тогда становится понятно, отчего папашка этого сокровища так вцепился в него, что сперва поднял на уши всю Италию, а потом и Темный мир подключил. Ценник у этого ребенка был полностью оправданным. И весьма большим. Даже наличие на месте Грозы становилось понятным и оправданным. Только эти объяснения не включали причин захвата Юграма. Они объясняли большие цифры и ярую защиту. Наличие в этой машине Базза они тоже объясняли.
- Мы слегка на чужой территории, там чуть дальше шлагбаум. Зато тут нет камер и по ночному времени сюда никто не будет въезжать по делу, - проговорил он чуть напряженно. - Остановку на минут на тридцать тут можно организовать, во время мы укладываемся, - заметил он, опуская козырек,чтобы свет фонаря с вышки невдалеке не бил по глазам.
Он молча наклонился и осторожно ухватил ногу чуть выше щиколотки, положил себе на колено, подтягивая мальчишку, игнорируя возможные возражения и жалобы на неудобства, и сперва вытер место расположение бинтов салфеткой, затем быстро ощупал. Предварительно - действительно потянул. Льда у Баззарда с собою не было, поэтому он слегка сбрызнул кожу на суставе и быстро замотал бинтом. Следом полил ногу водою. Ночь была прохладная для этих мест и мокрый бинт будет помогать снятию отека.
Отпустив пациента Базз сверился с часами.
- Мелкий не дуйся, я не умею общаться с подростками, которые обижаются, да и работа у меня в основном не тот вид общения включает. Между прочим, мы сегодня побываем в историческом месте. Не самом жизнеутверждающем, конечно, но когда еще туда выберешься, - Базз лихорадочно думал. Настроение не должно было меняться. Мальчик всегда должен ощущать ровный доброжелательный фон. Блэк перегнулся через спинку своего кресла, слегка стукнувшись о низкий потолок фургончика, демонстративно цыкнул на свою преувеличенную негибкость, и, поймав лямку рюкзачка с мелочевкой и едой, втянул его на переднее сидение.
- Если ты решил закопаться в меланхолию, то у тебя за креслом лежит спальник - заворачивайся, вместе с меланхолией и грей ее, а то замерзнет. И нет, я не считаю, что твоя реакция была совсем нестандартной. Просто не удобной и в первый момент ее причина была для меня не очевидна. Впрочем, ты не обязан быть удобным. Ты же живой, - говоря это он откопал термос с кофе и одну из термокружек, оставив вторую слегка на виду. Отлил в нее немного сладкого горячего напитка и пригубив, фыркнул: под шлагбаумом сидел кот, не многим уступающий размерами хорошей рыси.
- А вот и соглядатай. Кормить не будем - у него и так морда больше моей, а у нас лимит времени, хотим мы, или нет. Кстати, а что ты хочешь сделать с моим ухом?

+1

20

Пальцы, коснувшиеся щиколотки, были неожиданно горячими. Юграм аж дернулся, как от ожога.
Покосился на ногу – нет, следов на коже они не оставляли.
Показалось.

В голосе незнакомца почудилась даже некоторая виноватость. Юграм едва заметно улыбнулся – это было забавно.
Незнакомец тем временем, не замолкая, старательно – даже Юграму с его смехотворным жизненным опытом было видно это старание – общался. Тщательно демонстрируя свой дружелюбный настрой.
Так делают те, кто хочет обмануть.
И те, кто чувствует себя неловко.

И, если он, Юграм, хоть чуть-чуть разбирается в людях…
Юграм опять улыбнулся, протянул руку, неловко ухватил кружку, тут же уронив ее себе под ноги – да уж, фехтовальщик, координация движений на высоте!
Покосился на незнакомца – видел ли?
Кой черт, все равно увидит, как я тут рыбачу под сиденьем! 
Нагнулся вреред, ловя беглый сосуд.
Выпрямился, попросил:
- Налей кофе, пожалуйста. А то такими темпами он попадет куда угодно, кроме кружки, а мне кажется, что кофе лучше все-таки использовать не для наружного применения.
И хватит пытаться быть доброжелательным. Тебе не идет.
Юграм фыркнул, продолжил:
- Лучше бы сказал, как тебя зовут. Еще неплохо бы объяснить, что за хрень вообще происходит, но это… Я понимаю, что фиг мне кто что будет объяснять.
Он вздохнул, посмотрел на "соглядатая":
- Вот блин, хочешь сказать, что я кота испугался? Позорище… - Но если бы ты знал, как осто… надоело быть пешкой в не пойми чьей игре. Может, я дам тебе взятку твоим же кофе и ты меня просто пристрелишь и прикопаешь по-быстрому в уголку, а своим там скажешь, что так и было?
- К собственному удивлению Юграма, шутливости в последней фразе было меньше половины. Он вздохнул.
- Оторвать окончательно тебя не устроит? Тогда, – он протянул руку, коснулся окровавленной и распухшей уже ушной раковины. – у нас есть еще минут пять? 
Не дожидаясь ответа, он прикрыл глаза, замер, подстраивая биения сердца под толчки чужой боли.
Позволил ей течь.
По коже.
По пальцам, касающимся разорванной мочки самыми кончиками.
По венам.
Растекаясь по телу, боль таяла – здесь ей не за что было зацепится.
Разве что чуть сильнее заныла лодыжка, ну и фиг с ней.
- Не дергайся, пожалуйста. – прошептал Юграм едва слышно.
Все-таки сращивать ткани – это очень тяжело.
Как будто ворочать тяжеленный шкаф, который надо впихнуть на место, не нарушив границу ни на миллиметр.
Будь рана серьезнее, Юграм бы не смог. Его просто бы не хватило.
И сейчас-то лицо заострилось еще сильнее, в висках гулко забухала кровь, а сердце зашлось в судорожном ритме, требуя прекратить издевательства над организмом.
На лбу выступил пот.
Хватая ртом воздух, будто марафонец после забега, Юграм уронил руку и открыл запавшие глаза:
- Вот. Только дырку под серьгу придется новую колоть.
Откинувшись в кресле, он почти безразлично слушал рокот заводящегося мотора.
Сил не осталось даже на то, чтобы достать обещанный спальник.
Ну и фиг с ним – не на Северном полюсе.

+1

21

Мальчишка схватился за его ухо, не успел Базз даже мяукнуть. Он не успел даже почувствовать, что тот собрался что-то сделать. Те три минуты, что его ухо зарастало, Блэк сидел напряженно, дурея от ощущения тепла, которое растекалось от головы. Как будто сидишь под солнышком на пригорке и кто-то тебя теплым гладит. Ощущение было неопасным, и тот отдел головы, который напоминал бомбу с часовым механизмом, попискивающим, тикающим, отсчитывающим секунды до атаки и действия, молчал. Разум пытался напомнить об опасности, заявить о необходимости реагировать, но Баззард плавился в чувстве тепла и покоя. Когда все прекратилось и пальцы оторвались от кожи, пару секунд он сидел, закрыв глаза, затем веки пришлось поднять.Под шлагбаумом сидел кошак и рассматривал визитеров.
- Спасибо. Я сохраню это в секрете, - проговорил он, чувствуя, что некоторый вещи стоит произносить вслух. Затем перевел взгляд на подопечного и ужаснулся. Если бы кто-то увидел мальчишку сейчас, денег за задание Базз заработал бы только себе на похороны: черные тени под глазами, расширенные, как у наркомана, зрачки, серая кожа и мелкий тремор рук.
- С тобою всегда так, когда ты пытаешься кого-то лечить, или тебя стресс так вымотал? - поинтересовался Базз, отбирая стакан из влажных пальцев, наполняя его на половину,чтобы не разлил, и передавая новоявленному доктору, затем повернул ключ в замке зажигания.
Мотор заурчал, и машина завибрировала. Быстрым движением Базз нагнулся и выдернул спальник из-под сидушки. Тонкий, с терморегуляционной подкладкой он мог быть с успехом использован, как в сырость, таки в тепло, оставаясь удобным и приятным. Сейчас требовалось свойство, которым обладала любая большая и толстая тряпка: способность завернуть тело в себя и расслабить мышцы. Пока мотор заводился, Базз расправил спальник и накинул его на тело на пассажирском сидении.
- Если хочешь, поспи, только сначала выпей кофе. У натурального кофе есть парадоксальное свойство, о котором знает мало кто. Центральная нервная система реагирует на него, как на седатив, - заметил он, оглядываясь на заднее стекло и выруливая из съезда.
Дальше следовало двигаться по шоссе Виарио до развязки на СС113, а оттуда сперва на юго-запад,  затем на юг шла дорога, через Новару, вливающаяся в трассу СС114 на Катанию, а, в последствии, и на Сиракузы. Блэк всерьез полагал, что весь маршрут можно было сократить, если бы встречу назначали не под Сортино, а где-нибудь в той же Катании. Но что есть, то есть - Некрополь Панталика, не дальше, не ближе. Там их будут ждать до семи утра. Как только заказчик получит свой заказ, деньги переведут на счет организации - и adious, amigo. Хотя глядя на мальчишку было слегка жаль. Тот был определенно любопытным, а не назойливым или мерзким.
- Я понимаю, что тебе страшно. Но тут такое дело... Сказать тебе, какой процент людей на планете умеет, как ты дырки, в людях чинить? Ма-аленький. Очень. Люди о таком мечтать не смеют. Это даже не фантастика. Фэнтази, магия и эльфы. Ты уникум. И совершенно не необычно, что твой папашка отваливает кучу денег за твои способности, которые вернутся под его контроль. Это залог его выживания. Нет ничего странного, что тебя пытаются похитить - информация имеет свойство просачиваться. Странно, что похитители не объявляли за тебя выкуп, но тут... возможно они имели на тебя свои виды, - Блэк вышел на развязку с Е90. - Я могу ошибаться, в конце концов, я только исполнитель. Есть, правда, нехорошие мысли, но тебе ли не все равно, зачем тебя могут пытаться лишить твоей иллюзорной автономности, если в любом случае это будет насилием? Ничего, что я так прямолинеен? Ты, парень, сам просил не пытаться быть более дружелюбным, чем я есть.

Отредактировано Bazzard Black (23.05.2019 17:24:50)

0

22

Грубый шов на обивке – когда-то что-то зацепило верхний край сиденья и вырвало клок ткани, потом чьи-то старательные, но не очень умелые руки зашили дыру суровой ниткой, узкими стежками через край, – впивался в щеку. Перед глазами продолжали маячить какие-то дурацкие темные и белые точки.
В руку сунули кружку. Теплую. Обжигающе горячую даже.
Это было очень приятно.
Пальцы само собой стиснули ребристый пластик.
Незнакомец  - он так и не назвал никакого имени,  даже придуманного - что-то говорил.
Смысл сказанного бессовестно ускользал, но  это было не важно.
Юграм слушал не слова – голос.
Голос был чуть хрипловатым, негромким.  Успокаивающим.
И казался знакомым.
Он обволакивал теплом, окутывая, как мягкий плед.
Мотор буркнул и заурчал.
Все-таки поехали – безотчетно отметил Юграм краем сознания. Заставил себя открыть глаза.
Обнаружил, что тепло – это все-таки плед, а не голос. Вернее, спальник. Беспомощно завозился, стараясь и кофе не пролить, и замотаться в спальник поплотнее.
Колотило так, будто он стоял на ветру в сорокаградусный мороз.
О котором он, конечно же, знал только понаслышке.
Кое-как затолкав себя в спальник – и не опрокинув при этом кофе! – Юграм вцепился в кружку и постарался сосредоточиться на том, что говорит незнакомец.
Говорил он… Ну, не то чтобы совсем ерунду, но все-таки ни черта не понимал. Попробовать объяснить?
- Может, я и уникум. -  голос почти нормальный, все-таки кофе воистину творит чудеса. – Но… Сильно сомневаюсь, что Де Солле стал бы платить за меня хоть что-то.
Так что что-то здесь нечисто.
– Юграм сам удивился, насколько мало его волнует это «нечисто». Но возвращаться под какой-то абстрактный контроль совершенно не хотелось.  – Да и неоткуда ему знать… Так что… Хрень получается.
За окном мелькали тени. То ли деревья, то ли дома, то ли все в перемешку – Юграм не всматривался.  Автономность…
На хрен такое счастье.
Отличная мысль – распахнуть дверцу сейчас и выскочить из машины. Вон туда, под откос.
Если повезет, он даже успеет сгруппироваться и ничего себе не сломает.
А дальше?

Ничего, что я так прямолинеен? - машину чуть тряхнуло на повороте.
- Знаешь… - Юграм повернул голову, смотря, как блики от фар скользят по лицу незнакомца. – Мне, конечно, интересно, кому я срочно вдруг занадобился, да еще настолько, чтобы платить за это деньги.
Но я обойдусь.
– Юграм зло усмехнулся – холодно и совсем не по-детски. – Спасибо. А может, ты меня просто пристрелишь в уголку, а своим скажешь, что так и было? – он невесело рассмеялся.
Это будет высшим проявлением дружелюбия с твоей стороны, честное слово! - Шутка вышла не смешная.
Но домой очень не хотелось. И служить разменной монеткой – тоже.
А хотелось…

Юграм повозился, сворачивась с ногами на сиденьи.
Хотелось спать.
И  чтобы эта дорога не кончалась.
И чтобы незнакомец продолжал что-то говорить своим хрипловатым голосом.
И шоколадку, но без нее уже вполне можно было обойтись.

0

23

- ...А может, ты меня просто пристрелишь в уголку, а своим скажешь, что так и было?
И тут Базз ударил по тормозам. Кофе в стакане плеснуло на спальник, сзади раздался душераздирающий "биии!!", лоб чуть было не ударился об руль.
Когда темная пелена ярости разошлась, Блэк выдохнул сквозь плотно сжатые зубы и завелся снова. Хорошо, что тормозные колодки фордика поддерживали резкие торможения, а то к семи утра они ни за что бы не добрались до некрополя через автосервис.
- Так. Суицидник х*ров, я слышал твое нытье еще в первый раз, но думал, что шок, и что вообще, бл*ть, за самоубийственные мысли, а?! Я тебе подзатыльник выпишу, понял? Жить - надо! Не для того ты, падла, родился, чтобы малодушно и сопливо умолять убить тебя! Даже в шутку не смей вякать такое г*вно! Даже думать их не смей, а то я заставлю тебя прочитать "Неполноценного человека" от корки до корки и выучить наизусть. Понял? Тебе тогда на миллион лет вперед нытья хватит.
Он дернул руль, выворачивая на развязку. Рывок получился резкий и кофе в стакане мальчишки снова плеснул. Но не так сильно.
В голове постепенно успокаивалось кипение. Базз дернул рулем выходя на СС113, переключил на третью передачу и поддал газу.
- Эмокид долбаный! И делать ты это будешь под Tokio Hotel, Evanescense, и Отто Дикс, чтобы отвращение к самоубийству стало крепким и обстоятельным! - внутри жглось раздражение. Когда-то он читал, что в шестнадцать лет вполне нормально думать о смерти. Лет десять назад он встречал ребят, носившихся с идеей смерти и тоски: они носили черную одежду, красили волосы и ногти в черный цвет, а на кожу наносили белый грим. Этот был явно нормальный. Ну, или старательно казался таковым.
Блэк допускал, что стресс вызывает подобные желания, хотя сам не находил в себе ничего такого никогда, поэтому не понимал, как можно добровольно желать самому себе смерти. Смерть - это конец, после которого ты сам ничего не можешь изменить. Даже если и есть что-то после нее, время линейно и дважды в одну реку не влезешь, будь ты хоть трижды метельщиком из праттчетовского Плоского Мира. Нельзя - и точка.
- Ничего в жизни не стоит того, чтобы хотеть умереть. Я клянусь тебе. Никакие беды и трагедии не оправдывают желания расстаться с жизнью. Никакие. Можно тысячу причин придумать - и все они будут гнилыми отмазками, кроме одной - трусливое нежелание бороться за жизнь и себя в ней.
По правую сторону замаячил съезд на СС185 и Базз перестроился в крайний правый ряд и сменил передачу на первую - предстоял съезд под дорогу. Ярость больше не клокотала, сводя с ума. Мальчишку больше не хотелось постучать лбом о приборную панель. Довезти бы. Сокровище Ди Солле оказалось с изумительны характером. Но, впрочем, Базз не ощущал отвращения и разговор его скорее развлекал.

Отредактировано Bazzard Black (21.07.2019 08:05:27)

+2

24

Сначала зубы больно лязгнули о край кружки, потом на лобовое стекло выплеснулся кофе ( вот черт, я не успел даже толком глотнуть! ) пронеслась мысль, потом Юграм, едва не вылетев  из своего гнезда,  треснулся башкой обо что-то, и только потом до слуха дошел надсадный визг тормозов.
Юграм, держась за ушибленное место рукой, обернулся к незнакомцу, но тот снова дернул рулем, расплескивая из чашки остатки кофе:
- Даже в шутку не смей вякать такие дебильные мысли! Даже думать их не смей, а то я засталю тебя прочитать "Неполноценного человека" от корки до корки и выучить наизусть. Понял??
Юго выслушал возмущенную тираду.
Опять стало  не по себе. Хотелось объяснить, что все не так, что никаких самоубийств он затевать не собирается, что просто…
А что – просто? Устал?
Наверное.
Объяснять?
Доказывать?
По большому счету, не имеет ни малейшего смысла.

Он поморгал глазами – со стороны казалось, что собрался то ли обидеться, то ли заплакать.
Вместо этого нахохлился, усмехнулся:
- Надо ли это понимать как то, что бесплатно работать ты не желаешь?
Не дожидаясь ответа, повозился, вновь устраивая гнездо из спальника:
- Между прочим, представиться ты так и не пожелал. Равно как и рассказать хоть что-нибудь о том, что вообще происходит. Желательно, вразумительное.
Он заглянул в кружку – ага, конечно. Вон он, кофе – кляксой по лобовому, пятном на спальнике.
Вздохнул.
Применять кофе наружно не казалось правильным решением.
На несколько мгновений задержал взгляд на руках незнакомца, плавно поворачивающих рулевое колесо.
Моргнул – показалось, что между пальцами правой мерцает пламя.
Действительно, показалось.
Я клянусь тебе. Никакие беды и трагедии не оправдывают желания расстаться с жизнью. Никакие.
Я его обидел, что ли?
- Извини. – почему-то было важным, чтобы незнакомец не считал его слабаком. – Я не хочу об этом. По крайней мере, сейчас. Можно еще кофе?

+2

25

- Кофе можно, возьми сам, ладно? А то я сейчас могу нечаянно испортить термос.
Баззард задумался: мальчишка не оставлял попыток сократить дистанцию. Вопрос про имя звучал уже не в первый раз. Парадоксально, но стало слегка стыдно: врать было неправильно, говорить правду - глупо, а проигнорировать вопрос, повторенный дважды- неоправданное хамство. По сути он не мог ответить на вопрос и не ответить тоже не мог. Изящный психологический лабиринт, в который он загнал себя сам. Впрочем, можно и не солгать, и не сглупить.
- Ну, допустим, зовут меня... пусть будет Блэк. В случае с тобою дело не в деньгах. Дело скорее в моих собственных принципах. Личных, человеческих. Я не буду убивать ребенка даже за большие деньги. Ты - ребенок. Я не буду тебя убивать. Это причина, по которой освобождать тебя из плена отправили меня. Я тебя бы не пристукнул ни при каких обстоятельствах, но и на поводу у тебя я не пойду - пожалуйста, не пытайся меня спровоцировать. Я не знаю, что происходит, сверх того, что знаешь и ты: тебя украли недружественные ребята, твой опекун заплатит кругленькую сумму за твое возвращение. Остальное - догадки, они могут быть обоснованы полученными данными и оптом, могут быть сугубо интуитивны. Пока они не подтверждены, никто не знает ни причин, по которым тебя похитили, ни причин, по которым наняли именно нас - ничего. Догадки мои ты слышал. Достоверная информация тебе известна.
Дорога петляла и извивалась змеей. По правую руку сияла огнями Е90, напоминающая рождественскую гирлянду с фонариками. По левую проносились виноградники и придорожные забегаловки; частные дома, с мягкими теплыми огоньками ламп в окнах. Было... уже лучше. Предстоял не самый приятный отрезок дороги через Новару, но это было меньшее из зол. Рядом неслась машина, из которой доносился какой-то скрипичный концерт Вивальди, негромко и к месту звучал "декабрь".
- Может, лучше расскажешь, что персонально ты с Ди Солле не поделил? А то выглядит так, будто ты его всерьез боишься, а он-то и не знает.
Баззард обогнал музыкальный седан и вывернул на СС185. Луна катилась по небу, прячась в облаках. В окно долетал ветер. Долина Этны лежала как на ладони. Древняя сварливая гора поросла лесом и темнела в вышине рядом с луною, черная и косматая, лысеющая к вершине. Издалека тянуло дымом.

+1

26

- Ага,  - буркнул в ответ Юграм, ища глазами термос.
Добавил тихо:
- Извини, я не хотел тебя обидеть. - почему-то это было очень важно. Не обидеть. Не задеть. Разговаривать.
Термос, видимо, боялся, что Юграм тоже может его испортить и обнаруживаться не спешил.
Вернее, обнаруживать его не спешил взгляд – он все время возвращался к рукам незнакомца, сжимающим рулевое колесо.
Между пальцами правой снова мелькнуло пламя.
Обычный такой огонек.
Веселенький.
Или все-таки показалось?
Юграм с трудом заставил себя посмотреть на что-нибудь другое.
На дорогу, например.
Отличная дорога, даже не петляет почти. Стелется под колеса, ластится, будто всю жизнь мечтала завести к черту на кулички.
А то и подальше
.
- Блэк? – Юграм не стал задумываться, настоящее ли имя назвал незнакомец – зачем? Не соврал – это точно, такие  вещи он как-то умел чувствовать, а имя это или прозвище – ну какая, к черту, разница?
Час-два – и называть это имя больше все равно не придется.
- ... не пытайся меня спровоцировать...
Юграм поежился, потянул на себя край спальника. Обиженно шмыгнул носом:
- Нужен ты мне, тебя провоцировать… Не буду, не бойся.
Вздохнул. Догадки Блэка он, конечно, слышал. Вот только как объяснить этому самому Блэку, что все не так просто.
Или, может быть, все действительно намного проще, чем кажется ему, Юграму?

- ...выглядит так, будто ты его всерьез боишься, а он-то и не знает.
Юграм резким движением повернулся к Блэку, остро блеснув сухими глазами:
- Боюсь? Да с чего мне его бояться… - его голос стал тихим и скучным. – Просто… Ну не вернусь я туда. Безо всяких провокаций.
Понимаешь,
– он не был уверен, что Блэк понимает, что хочет понимать, но его словно рвало словами:  - Я там как пустое место. Даже хуже.
Пустое место можно хотя бы использовать, поставить на него что-нибудь. Или кладовку там сделать. А я… Ожиданий не оправдал, никаких полезных способностей не проявил.
Еще и характером оказался… не подарок, мягко скажем.
Отказываться от меня немножко накладно – для репутации не полезно раскидываться, как ты выражаешься, ребенком, направо и налево.
– лицо Юграма скривилось в злой усмешке: - Вот и получается, что пресловутые «недружественные ребята» оказали пресловутому Ди Солле охрененную услугу.
Совершенно бесплатно – если ты ничего не путаешь  - избавили его от меня и еще и пропиарили «ах-ах, такое несчастье, пропал ребенок, приемный отец не помнит себя от счастья, ой, простите, от горя.
– голос Юграма сорвался. -  К чертовой матери.
Он отвернулся и стал смотреть в окно, на проплывающие мимо огни,
стиснув пальцами кружку, по-прежнему пустую, как последнюю опору.
Изо всех сил.
До белых ногтей.
Но глаза по-прежнему оставались сухими.
- Ты можешь ехать не так быстро? – вдруг попросил он. – Или мы спешим?

Отредактировано Jugram de Solle Esposito (18.11.2019 19:05:53)

0

27

Выслушав сбивчивое объяснение, Базз глянул на часы - времени хватало и при меньшей скорости - и слегка отпустил педаль. От него самого не ускользнули язычки пробивающиеся между пальцев - руль придется потом заменить, у этого покрытие уже не очень. Не воняет почти и ладно. Усилием воли приказав себе успокоиться, он задумался, кто из них больше прав. Опыт подсказывал, что правота на его стороне, но следовало учесть и трактовку Юграма. Похоже, мальчишка не учитывал некоторых особенностей и слишком глубоко погружался свое восприятие. Обида, которую Баззард мог понять в полной мере. Но не признать адекватной ситуации, поскольку даже самого отпетого раздолбая жизнь учить признавать право людей быть уродами. Это можно было клеймить, не обязательно прощать, но признавать - необходимо. Блек попытался прикинуть так и эдак. Выходило, что Ди Солле знал о сыне больше, чем тот сам думал, или проблем с репутацией у него было больше, чем мог знать Юграм. Проще говоря, Баззу не хватало данных, которые он мог попытаться выдавить из мальчишки то, чему тот не предавал значения, но все равно запомнил, а мог оставить эти пикантные подробности на откуп аналитикам.
- Во-первых, кофе под рулем, - он решил начать с простого. - В подстаканнике, тут - он указал. - Тебе придется слегка перегнуться через меня. Во-вторых, если для тебя не важны политические игры, то у твоего опекуна жизнь зависит от его репутации. И его бизнес. Видимо, очень важно было чтобы хоть какой-то аспект говорил о нем, как о примере для общества. Тут не то, что человека, а вазу с турецкой барахолки побежишь искать и вбухивать деньги на поиски. В-третьих, ты мне ухо залечил. Между прочим, такими способностями обладают один из много тысяч и например мафия в них очень заинтересована, - он прикинул, не много ли наплел, но по всем выкладкам получалось, что так, или иначе мальчишку принесет если не в кланы, то в какое-нибудь еще дерьмо точно, правда, запашок может быть и подурнее, а так хоть выбор будет. - Вероятность того, что ты неверно оцениваешь осведомленность Ди Солле не мала. В-четвертых. Ты элемент статуса. Статусные вещи требуются для особых случаев. В остальное время они относительно свободны от внимания владельца. Из чего вывод, что все же не услугу ему оказали, украв тебя, а подорвали статус. Это не прощают. - Базз задумался, тем осторожно проговорил: - Если бы мой папашка ко всем прочим моим талантам обнаружил еще и Поламя, мне не удалось бы свинтить так просто, - фраза не подразумевала под собою никаких подробностей. Она не указывала на его происхождение, она не могла быть указанием на конкретного человека даже в сочетании с его именем. Мало ли Блэков с плохим характером и хреновыми отношениями с хреновыми папашками. Конечно, маловато таких, которых могут просто так не отпустить. Но мало ли Блэков всех мастей бродит по обоим берегам Атлантики?
Впервые за всю эту ночь он подумал, что дорога, стелющаяся под колеса, как женщина не тяжелого поведения, с редкими машинами на встречной, с предсказанным концом пути, может показаться ему дольше, чем он планировал. В субъективном смысле.

+1

28

То ли Юграм  был очень убедителен, то ли спешить им действительно было некуда – но огни за окнами перестали сливаться в сплошные разноцветные полосы.
Юграм нерешительно протянул руку к стеклоподъемнику – захотелось вдруг ощутить запах ночи.
А не паленого руля.
Он опять покосился на руки Блэка, однако пламя больше не мерцало.
- Ой…- приткнув кружку в складки спальника – вот гнездо же свил в рекордно короткий срок! – Юграм потянулся к термосу, перегнувшись через Блэка.
- Нифига себе! – не удержался он, задев его локоть.
Кожа была горячей, будто скрывала под собой лаву. – Значит, не показалось? любопытство не порок, как говорил неоднократно Антон. Ага, а еще оно сгубило не одну кошку. Юграм быстро глянул в сосредоточенное лицо Блэка и занялся термосом.
Вернее, кофе.
Благо, на такой скорости вполне получилось налить его в кружку.
Только в кружку!
- Во-первых, спасибо. – он вздохнул. – Во-вторых… Знаешь,  видал я эти игры в гробе и белых тапочках. Вместе с мафией и прочими ценителями турецких ваз. И даже если я неверно оцениваю его осведомленность – это ни хрена не прибавляет желания вернуться и заняться переоценкой оной, честное слово.
Рука снова потянулась к стеклоподъемнику.
- Можно я окно открою? Не выпрыгну, не бойся. – криво усмехнулся Юграм. – Элемент статуса… Это, что ли, что-то вроде декоративного крокодила? Адово дорого и абсолютно бесполезно? – обижаться, однако, не хотелось. Хотелось выяснить, какое такое Пламя и какое отношение оно имеет к огонькам между пальцами, рваному уху и лично ему, Юграму.
- Пламя? Это как?  - он повозился в спальниковом гнезде, устраиваясь поудобнее.
И… - или ему показалось?Если ты, как ты выражаешься, «свинтил» от собственного папашки, какого черта я не могу хотеть убраться подальше от Ди Солле?
Он поднес ко рту кружку и спрятал в ней лицо.
Кофе был крепкий, черный и сладкий.
Как раз то, что требовалось.

Отредактировано Jugram de Solle Esposito (04.12.2019 05:24:42)

+1

29

Базз сперва хихикнул, затем просто заржал, представив Юграма в почему-то плюшевом костюме крокодила в натуральную величину, в белых тапках, сидящего в совершенно безвкусной турецкой вазе, с кальяном, как у синей гусеницы в одной руке-лапе и кружкой кофе в другой.
- Открывай, - кивнул он на окно, отсмеявшись, и честно поведал о своей фантазии. - Извини, я не смог сдержаться. В целом верно. У женщин на этот случай есть фамильные драгоценности с настоящими камнями, шубы из натурального меха и кожаные маленькие сумки, в которые в лучшем случае влезает мобильник и носовой платок. А то и мобилка не вмещается. В общем, поздравляю, ты - дамский клатч из натуральной кожи для своего папашки. Сочувствую, но тут ничего не поделаешь. По крайней мере с моею помощью.
Они доехали до очередной развязки и Базз-Би осторожно, чтобы его пассажир не расплескал очередную кружку кофе повернул к маячащему в темноте винограднику. Через пятнадцать минут предстоял въезд в город Новара. Впрочем, то, что в Италии считалось за город ему даже деревней не казалось. Хотя в Новаре был даже свой разрушенный замок, своя типично итальянская католическая церквушка... ему она казалось крошечной. Сицилия вся была маленькая и аккуратная. Даже по сравнению с Англией. На въезде в город был контрольный пункт карабиньеров.
- Мы сейчас дорожный пост проезжать будем. Сделай вид, что ты спишь и прикрой лицо спальником, - по его губам бродила легкая улыбка. Такая мелочь - засветиться на радарах стражей порядка. Но неприятно. Да и панику лишнюю вызовет - мальчишку-то найдут только завтра утром. Или сегодня - как поспать удастся.
- Ты-то не выпрыгнешь, - заметил он кидая монетку в прорезь приемщика пошлины и снова сбрасывая скорость. - Окно маловато, а твое гнездо крупновато.
- Пламя - это причина, по которой придется менять руль, - выплавки под пальцами ощутимо раздражали и он переместил руки. - Такой довесок к общим проблемам характера. Вот например, я умею все спалить. Ты умеешь лечить мелкие повреждения... Или крупные. Не знаю. Не хочу проверять. А парень, который не хотел тебя из подвала отпускать, умеет электричеством управлять. И все мы умеем испортить себе и другим жизнь особенно извращенным способом. При чем одновременно и особенно не напрягаясь.
За окном быстро проплывал маленький сонный ночной городок с редкими прохожими, из ночного клуба донеслись и погасли звуки музыки. Слова ложились, не оставляя отпечатка в голове, легко и спокойно. Краем глаза он отмечал переходы и даже пропустил какого-то гуляку на светофоре.
- Мой дражайший родитель был заинтересован во мне более, чем в дамской сумочке, у него на меня были планы и амбиции, ко мне соответствующие требования, ну, картина вполне нормальная. К нему, как к родителю, у меня претензий не было, только как к... - он замялся, подыскивая слово, чтобы не ляпнуть "моему лорду", что стало бы очевидным перебором. - К моему опекуну. Дело было лет десять назад, у меня было образование, работа и финансовая самостоятельность. Ну, и по-семейному я был с ним не согласен. Так что тут картина другая. Не имеет смысла сравнивать. Если бы ему было положить на мои выкрутасы, так и смысл был бы посылать его так, как это сделал я? - Базз усмехнулся, свей откровенности. Вроде, ничего не сказал эдакого. Оставалось надеяться, что мальчишка слишком замотанный и не подумает сравнивать возраст своего провожатого с упомянутым числом лет. Дорога обернула стадион и пошла к серпантину. Базз снова набрал скорость.

+1

30

- Охренеть, как круто… - недовольно буркнул Юграм, нашаривая кнопку стеклоподъемника.
Приоткрыв окно, он прижался лбом к стеклу, вглядываясь в мерцающие поодаль огоньки.
Интересно, где мы? – пронеслось в голове.
Впрочем, это было совсем неинтересно.
Куда как интереснее было узнать, чем должна закончиться эта дурацкая история – черт, и не расскажешь ведь никому!
Да и некому… - запоздало дошло, что, как прежде, уже ничего не будет. Нет, он никогда не верил ни в какие предчувствия.
Просто иногда  - знал.
Как сейчас.
Юграм угрюмо засопел, стиснув зубы, чувствуя, как в горле стоит горький ком.
Толку от этого «знания» примерно как от самого Юграма…
В глазах защипало – вот только этого еще не хватало!
Посему предложение спрятаться возражений не вызвало.
Послушно натянув край спальника, пахнущий солнцем и скошенной травой, на лицо, Юграм тихонько вздохнул, справляясь с собой.
Из-под спальника голос Блэка казался уютным и давно знакомым.
Юграм молча слушал его некоторое время, чувствуя, как мир вокруг будто снова набирает цвет, а злость и тоска отходит на задний план.
Некоторые вещи в рассказе Блэка, однако, вписываться в картину мира не стремились.
Юграм высунул голову, посмотрел искоса:
- Мне кажется, или у тебя цифры сбесились? Тебе лет-то сколько? Или я опять лезу не в свое дело? – он был уверен на все сто, что именно это он и делает.
Но, в конце концов, это Блэк знает о нем, Юграме, все.
И это кажется не очень-то справедливым.

Отредактировано Jugram de Solle Esposito (26.02.2020 07:36:50)

+1


Вы здесь » KHR! Dark Matter » Основной сюжет » 22.08. 2015 | Ща мы вас спасать будем...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно