Правила форума Сюжет FAQ Список ролей Акции Шаблон анкеты Терминология и имена
Squalo Superbia Yamamoto Takeshi Jugram de Solle Esposito
Иногда интересно самому заняться подобной работой, не запрягая людей лишний раз, снова убедиться в надобности завести любящую (или почти) партнершу, что сделает за тебя все приготовленческие дела, взглянуть на бытовые вещи с другой стороны, находя даже в простой готовке бутерброда прелесть жизни. Невероятно удивительно знать, насколько же сантиметров может тянуться плавленый сыр. Да что там, забавно наблюдать всякие мелочи, о которых обычно не задумываешься.
Что означает MAFIA? Честь, месть и солидарность. Ты можешь воспринимать этот термин как аббревиатуру Ассоциации Итальянских Мам и Пап (MAFIA Mothers And Fathers Italian Association), если это тебя устроит. Хотя вряд ли.

Да, это - мир "Katekyo Hitman Reborn!" во всей его сумасбродности, смеси наивности и грубости!


KHR! Dark Matter

Объявление


ПРОЕКТ ЗАКРЫТ.







Информация: Проект закрыт с 17.03.2020



Рейтинг игры: 18+
Система игры: эпизоды
Мастеринг: смешанный
Время в игре: 08/2015



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KHR! Dark Matter » Основной сюжет » 22.08. 2015 | Не верь глазам своим


22.08. 2015 | Не верь глазам своим

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

1. Время и место
23:00
Штаб-квартира Варии. Комната в офицерском крыле,  отведенная Ямамото Такеши. Со всеми удобствами, просторная и светлая, в стиле ампир, но расположенная в самом непосещаемом крыле замка.
Дождь начался с полчаса назад, набирая силу и словно не собирая прекращаться.
2. Участники
Скуало Супербиа
Ямамото Такеши
3. Краткий сюжет
Хаос в душах, сомнения в сердце и полная неразбериха в умах... Но нужно двигаться вперед, нужно сражаться, нужно действовать. Очередного важного разговора двум вонгольским мечникам не избежать, особенно сейчас, когда все висит на волоске. Совпадут ли на этот раз цели Ямамото и Скуало?

+1

2

За окнами лил дождь. Стремительный, резкий, дробящий по гравийным дорожкам и газонам, скапливаясь в  лужи возле выстриженных кустов и деревьев, обрушиваясь вниз неумолимо, как наказание свыше. Скуало всегда любил такую погоду, чувствуя себя особо живым во время дождя, а сейчас он как нельзя кстати совпадал с его собственным настроем.
Очищающий и Умиротворяющий Дождь...
Его сущность.
Но как бы хотелось смыть тот камень с сердца, что давил тяжелым грузом,  всю грязь, что осела на душе мутным осадком.
Супербиа не спешил навестить Такеши в этм муторные, невыносимо тяжелые и нервные сутки.  Последние дни после того непонятного превращения, произошедшего на Инаугурации,  которое не пощадило никого из носителей Пламени, Второй Император мечей не особо часто заходил к своему ученику, иногда отчитываясь о ходе расследования или же заставляя тренироваться до изнеможения, не забывая при этaом орать и сыпать колючими замечаниями.
То есть быть, как всегда.
Он прекрасно понимал, что измененное тело обладает совершенно другими параметрами и характеристиками, чем прежнее, поэтому обучение должно быть, хоть не с нуля, но все равно интенсивеым. Супербиа справедливо считал, что за пределами Варии Такеши или вляпается в какую-то ситуацию и своим поведением доставит проблем Вонголе, или же того тупо пристрелят, как нового Одиннадцатого. Такого позволить было нельзя. Так что понимал тот или не понимал, в чем заключалась суть свалившихся пробоем с его трансформацией, но все равно решал все за него. Так, как мог. Не собираясь особо ничего обьяснять. Пусть его ученику и уже за 20, для него все равно тот оставался неразумным ребенком.
К тому же Скуало, который прекрасно знал и Занзаса, и Такеши, обычно мог считать по их выражению внутренний настрой без особых проблем. А сейчас у него наступал ступор, когда он видел, как лицо Ямамото, всегда, в качестве щита использующее широкую добрую улыбку, становилось невероятно серьезным и жестким, а его брови хмурились. Не менее странное чувство поселялось в его душе, когда он видел, как выражение на лице Занзаса становилось рассеянно-добродушным.
Бесило.
Вызывало желание врезать кому-то по морде.
Орать, что-то разбить.
Устроить конец света.
Собственная проблема с телом на этом фоне просто терялась. Подумаешь, что-то где-то не там выросло... Пусть бинты не лучший вариант, но отношение к груди, как к распухшей коленке, в принципе, вполне спасало. Упорные тренировки позволили почувствовать себя увереннее и спокойнее. Пластика была не та, аэродинамика тоже, но какой-то баланс был найден, и это немного успокаиваивало. Пламя было при нем, как и его верная Акула. Так что списывать его со счетов было рано.
Не дождетесь.
Супербиа, чувствуя, что сегодняшний вечер может доконать не только его расшатанные нервы, для начала зашел в свою комнату и выпил таблетки, постояв немного и собравшись с духом, он пошел в комнату, отведенную Такеши. Стучаться, само собой, он не стал, но и не открыл дверь пинком, как иногда делал. Просто вошел и остановился в центре комнаты. Горела только лампа на прикроватной тумбочке. Этого освещения было вполне достаточно, чтобы разговор был комфортнее.
- Вроооой... Не включай свет, - здороваться или же извиняться он не собирался, да и Ямамото после стольких лет общения не мог такого от него ждать, - Есть разговор.
Скуало устроился в одном из кресел, нервно пробаранив пальцами живой руки по подлокотнику и дожидаясь реакции пацана.

+1

3

Вопреки стереотипам, негласно сложившимся среди обладателей ярко-голубого Пламени, барабанящие по стеклу почти половину дня и весь вечер капли дождя не нравились Такеши, расположившемуся на широкой кровати, у самого окна. Ямамото смотрел на сплошную стену дождя, почти загораживающую от него красоту природы и без того скрытые пеленой наступающей ночи, положив подбородок на сцепленные в замок пальцы, словно холодные капли, безжалостно поливающие землю, могли ответить хотя бы на один из многочисленных вопросов, роившихся в голове и натыкающихся друг на друга. С момента последнего взаимодействия с членами мафии прошло каких-то два дня, а Такеши казалось, что он находится в таком состоянии уже не один месяц. С тех пор, как Ямамото оказался узником этой громадной комнаты, он не имел возможности ни с кем поговорить или, как обычно, не выплеснуть накопившееся напряжение в беззаботной беседе с Савадой или же дружеской перепалке с Гокудерой, во время которой блондин настойчиво пытался взорвать его динамитом. Такеши смеялся, и на душе становилось легко и спокойно, словно пробившаяся через плотные тучи радуга радует всех, кто ждал окончания дождя.
Он давно понял, что "так как раньше" уже не будет, но все равно не мог вот так просто отказаться от своих идеалов и характерной беззаботности, которая все это время поддерживала его и вырабатывала стимул двигаться дальше. Даже когда, казалось, не было выхода, Такеши упорно двигался вперед. Через силу, через боль, режущую тело и дух, через холод и безразличие. Но сейчас все настолько запуталось, что в одиночку Ямамото просто никак не мог разобраться.
Сначала как упавший без предупреждения метеорит, новость о заключении Савады в Вендикарте. Такеши помнил, как в тот день он допоздна сидел в своей комнате, в бессилии сжимая руки в кулаки и пытаясь понять, как такое вообще могло произойти. Все факты, все результаты обернулись против Тсуны, словно как сговорились. Не верил Такеши в эту чушь. Не мог он, никогда не мог и сейчас бы не стал! Кому, как не Ямамото, было понятно отношение к жизни и мафии маленького, испуганного школьника, которым Савада был несколько лет назад? Он не мог стать хладнокровным убийцей вот так, с бухты-барахты, наплевав на собственные моральные принципы! Не мог уничтожить целую семью и дона Тимотео только потому, что его позвало отмщение!
Эти и многие другие мысли мчались по бесконечной спирали, не останавливаясь ни на миг,не давая передышки даже во сне. Такеши часто видел себя около Тсуны, кричал ему что-то, не слышимое даже ему самому, а потом отдалялся от постепенно уменьшающейся фигурки в черную стену, которая засасывала, словно болота.
Такеши оторвал взгляд от окна и посмотрел на едва различимые при свете прикроватной лампы кольца, скрывающие Джиро и Коджиро, которые, увы, в данной ситуации, ничем ему помочь не могли. Ямамото оставалось благодарить Всевышнего, что хотя бы его вещи при трансформации остались целы. Верный Шигуре Кинтоки сиротливо дожидался в углу комнаты.
Такеши услышал, как дверь отозвалась негромким скрипом, и поднял голову на вошедшего. Ямамото встал с кровати и повернулся к Скуало. В полумраке улыбки было не видно, да оно и к лучшему - сенсей еще подумает, что воспитанник над ним издевается. Задавать вопросы с места в карьер Такеши не стал - и без того понятно, что такая тактика обречена на провал, а у Скуало нервы и так ни к черту, поэтому экс-Хранитель Дождя лишь кивнул в ответ, дожидаясь слов варийца.

Отредактировано Takeshi Yamamoto (17.10.2018 10:45:13)

+1

4

Сколько морально не готовься, не прокручивай в голове все возможные ситуации,  все равно порой невероятно сложно справится с нахлынувщими эмоциями. Словно  пытаться остановить цунами рукой. Этим, конечно, люди и отличаются от роботов, но как бы порой хотелось выполнить чисто механически свою задачу и больше ни о чем не задумываться. И не важно, сколько тебе лет. Десять. Двадцать. Сто...
Вот что за...
Сколько не убеждай себя, сколько не тверди, что перед тобой всего лишь обман зрения, не такой, как высококлассная  иллюзия, которыми так щедро в свое время пудрил мозг Маммон, но все же какая-то неясная хрень, а не правда, все равно очень трудно не дернуться, увидев до боли знакомую фигуру.
К такому не привыкнуть.
Никогда.
Будь это иллюзия, было бы проще.
Будь это иллюзия, он бы так не психовал.
Скуало знал, что через некоторое время обманутый мозг смог бы увидеть настоящее. Но кем бы не был этот ублюдок, сотворивший такое, его сила была совершенно другого рода. Черт бы их всех задрал... Но до них он еще доберется. Главное - решить текущие проблемы.
Когда Такеши встал, в этом полумраке он еще больше стал похож на Занзаса, но Скуало был готов поклясться, не на правую руку, но на пару пальцев точно, что тот лыбился... этот засранец вечно тянул свои губы в довольной улыбке.
Хотелось садануть его и покрепче. Кулаки зачесались.
Но он лишь сильнее сжал подлокотники кресла, как будто те были виноваты во всем происходящем, и резко, с рыком, потребовал:
- СЯДЬ!
У него сейчас не очень хорошо получался тон, который можно было описать следующей фразой "Пикнешь или скажешь слово против - и ты труп". Голос по-прежнему был грубоват, особенно для женского тела, знаменитой командной громкости хватало, а вот мощности - нет. Такеши был хорошо выдрессирован и обычно прекрасно улавливал, каким-то своим особым чутьем, когда ему позволялась вольность и давалась возможность высказать свои мысли или предложения, а когда нужно было четко следовать его указаниям. Хотелось закрыть глаза, чтобы не видеть ничего, чтобы проснуться из этого затянувшегося кошмара. Но для начала нужно было осведомиться о совершенно другом: - Вроой! Ты ходил тренироваться?!
От этого ответа ничего, конечно, не менялась, но его собственные понятия о пути мечника требовали жесткого исполнения приказа и исключительной преданности. Однако у Такеши были свои соображения на этот счет, которые Супербиа стремился выбить любой ценой... Особенно дурацкий бейсбол. Еще не хватало в Варии этой хрени давать спуску...но о подобном ему не доносили.
Скуало особо не любил юлить, ходить вокруг да около, но тут и начать было сложно. Молчание становилось тягостным, неприятным и тяжелым. Он посмотрел в окно, по которому струились потоки дождя, отрезая весь остальной мир темной пеленой, сужая его до размера этой комнаты, в которой, в отличие от улицы, было тепло, сухо, но уютом и не пахло.
- Завтра ты отправишься на собрание Альянса вместо Занзаса.
Главное он сказал, все остальное - потом. Да, он обещал ему содействовать в его расследовании, но сейчас им была нужна эта помощь, Вонголе нужен глава

+1

5

Первый резкий окрик Скуало вернул Такеши к суровой, нет, жестокой и извращенной реальности, заставляя непроизвольно вздрогнуть. Без того сквозившее невидимыми молниями напряжение возросло в лады - Такеши даже показалось, что он слышит треск электрических разрядов, а пространство, заполненное дождевой завесой, превратилось в настоящий водопад из соляной кислоты, о которой часто можно было прочитать в трактатах о конце человечества. Именно кислотный дождь, прожигающий всех и вся, заставил Ямамото отпрянуть назад к кровати, на которую он тяжело опустился, слегка наклонил и опустил взгляд себе под ноги. Разумеется, сенсея не в чем было винить - сейчас, хочет он того или нет, но тут он босс и вправе делать все, что посчитает нужным. В том числе отдавать столь резкие приказы. Да только вот Скуало никогда не понять, зачем нужны были эти жесты вежливости. Неосознанно Дождь пытался поддержать офицера Варии своей дурацкой, по мнению блондина, улыбкой, снять невероятно тяжелое, как земля Атланта, напряжение и тревогу, хотя бы отодвинуть их на пару миллиметров. Но перед Такеши сейчас бы не его бывший дон, которому это наверняка пришлось бы по душе, а обозленный на последние несколько дней Второй Император Мечей, как же Ямамото мог это забыть?
Просто дело привычки. Просто никак не укоренившиеся ни с годами, ни с миссиями черты характера прежнего Такеши - улыбчивого подростка с битой наперевес, машущего друзьям. Просто банальная вежливость чужого для Варии вонгольца, который просто по факту не мог сидеть при вошедшем в комнату человеке. В сознание сначала острой иглой, затем злобным цепным псом вцепилось осознание злости сенсея. Конечно, можно забыть в полумраке комнаты о своем нынешнем виде, но факта никто не отменял. Теперь он, Такеши Ямамото, волею злой судьбы, превращен в Занзаса - того человека, мнение о котором Дождь Вонголы кардинально изменил на последней встрече. Занзас стремился к сотрудничеству, пусть и своими обычными, грубыми методами, но к сотрудничеству. И даже он, яро ненавидящий в свое время Тсуну, делал все, чтобы вытащить его из Вендикарте. Если бы в его планах стояло уничтожение Савады, не стал бы бывший глава так за него хлопотать.
Вторая фраза-вопрос прозвучала немного спокойнее, но с ноткой стали заточенного меча. Ямамото мысленно вздохнул. Иногда ему казалось, что сенсей слегка перепутал его с Сасагавой, гоняя до потери пульса, но такое чувство возникало нечасто. Такеши все прекрасно понимал, в том числе и то, что скрывалось за этими словами.
Скрытое беспокойство, смешанное в неровной адской пропорции со злобой. Что именно Ямамото, его воспитанник, окажется следующим, поставив в первую очередь под удар репутацию Скуало, а уж потом те славные жалкие остатки Вонголы, потерявшую очередного Хранителя.
Разумеется, Такеши тренировался. Он буквально час назад вернулся в эту комнату, прислонив Шигуре Кинтоки к противоположной от Скуало стене. Время интенсивных ударов как нельзя кстати подходило для того, чтобы выплеснуть наружу все накопившиеся за эти проклятые дни напряжение, при этом не ударив в грязь лицом, опустившись до банальной истерики прежнего Ямамото, который был готов разлететься на части об асфальт ради бейсбола, который сейчас  намертво опустился на самое дно души, не желая подниматься.
Третья фраза-утверждение одним четким ударом меча напрочь заморозила в организме всю жидкость до крепости ледника. Этим колючим, как снег на обожженных руках, был страх. Животный и неуправляемый, который с огромным трудом Такеши удалось сдержать в себе, добела сжав пальцы в кулаки и плотно сомкнув губы, дабы не ляпнуть чего-нибудь лишнего.
Он не умел притворяться кем-то другим, особенно тем, на кого никогда не был похож ни внешностью, ни характером, ни отношением к жизни. Такеши до последнего надеялся, что до этого не дойдет, и именно Скуало переймет роль босса уже в который раз. Стыдно прятаться за спину тому, кто и товарищем тебя считать не собирается, и трусливо до безобразия. Но Ямамото ничего не мог с этим поделать и лишь надеялся, что его замороженная отчаянием и страхом душа останется незамеченной - вариец тогда сорвется окончательно и начнет читать очередную мораль громко и с не самыми цивилизованными выражениями.
Пришло время отвечать.
Такеши поднял взгляд на мечника, не поднимая при этом головы, отчего глаза неприятно защипало от напряжения. Он никак не мог понять, в чем виноват этим превращением в Занзаса и чего ждет от него наставник, который не желает видеть неестественное лицо своего босса, перечеркнутого не подходящей ему улыбкой или же его рассердит обезьяннические попытки изобразить из себя Занзаса.
- Да.
Не нужно лишних слов и оправданий - Скуало посчитает их детским лепетом. Если нужно, узнает о подробностях в следующем вопросе. Ежедневные тренировки стали для Такеши самим собой разумеющимся и не требующими никаких дополнительных пинков под пятую точку.
Разумеется, Ямамото помнил Занзаса таким, каким его образ остался в памяти после последнего собрания. Но Дождь не был уверен, что обман никто не раскусит. Альянс - не сборище детишек, которых можно обмануть. Сенсей должен это понимать.
- Хорошо.
И снова ответ уложился в одно слово. Трудное, тяжелое, как груз на шее утопленника, давшееся Такеши невероятным моральным трудом.  У него не было гарантий, что в ответ Скуало снова не сорвется - дескать, что значит твое гребаное "хорошо", ты хоть понимаешь, в каком дерьме находишься?

+1

6

Хотелось потереть виски, глубоко вздохнуть, а еще лучше выпить снотворное и срубиться на несколько суток и переждать, когда весь дурдом кончится. Только проблема в том, что без него он не кончится.
А жаль.
Ответственности Скуало не боялся, но та порой давила на плечи неподьемным грузом. Сначала проклятое капитанство, потом нервная обязанность вице-капитана, последние годы, конечно, спокойными не были, но этот август доканывал по полной программе. Не только вот такой вот безумной сменой непереносимой жары на стремительные дожди и прочую неясную хрень. Следом привалила должность Хранителя Одиннадцатого, под сенью "горячо любимой" Вонголы, которую хотелось бы сравнять с землей, а помимо этого он снова возглавил Варию, пытаясь одновременно разгрести кучу дел... Сейчас же на него свалилось все. И за что ему все это?!
Такеши послушно выполнил его указание. Стоило ли выдохнуть и расслабиться или же по-прежнему держать себя в жестких тисках? Было ли в этом то самое доверие, которое предписывал чертов самурайский кодекс этих японцев, или ж просто накопленный опыт их общения, когда для собственного выживания Такеши приходилось быть тише воды и ниже травы.
Супербиа посмотрел пристально на эту все еще внушительную фигуру со сгорбленными плечами, потом отвел взгляд и опустил его в пол. И дело было не в том, что его заинтересовал узор на ковре, а в том, что он чувствовал... Как бы он не думал, что очередное горе оглушило его, он все еще мог ощущать, все еще мог понимать и сопереживать.
Состояние Такеши было #@$$&... Причем так, что тот почти потерял себя.  Слишком уж равнодушно звучал его голос, слишком уж отрывистыми и краткими были его ответы.
Где тот энергичный и неукротимый пацан?!
Считал ли Скуало свои проблемы нерешаемыми? Вовсе нет. Выход был, не как все те восемь лет перевернутой бесконечности. Нужно было лишь поднапрячься. А вот загоны Такеши явно вводили того в депрессию, сплин, хандру или как там это модно сейчас называть?!
- И как успехи? - обронил он, интересуясь результатами тренировок не из праздного любопытства. От этого зависела, прежде всего, его жизнь. Научится Ямамото или нет управлять этим телом - зависит только от него самого. Скуало тут только мог давать пинки и подзатыльники в нужном направлении, да и то времени не было, слишком много дел, встреч, вопросов.
Такеши согласился исполнить роль Занзаса, а вот Скуало сам от своего решения был не в восторге. Использовать Маммона или Такеши, надеясь, что тот не изменится до завтрашнего дня - не особо богатый выбор. Хотелось наорать на придурка, вытрясти эту дурь, дать хорошего пинка. Он был готов к сопротивлению, отказу, но не такому постылому равнодушию. Все это Скуало не нравилось. Куда больше чем то, что утягивали бинты на его теле. Ему хотелось орать, используя весь богатый запас мата и ругательств на всех языках, как следует дать по шее щенку, который уже не был тем большеглазым доверчивым мальчишкой, но это все бы ему совсем не помогло.
#&%@ @%&&! И что вот тут делать?
Как выбить эту дурь? Порадоваться, что обучение принесло пользу или же побиться головой о стенку, что пацан окончательно смят, раздавлен и больше не похож на себя?!
- Вроой... Это все? Все, что ты можешь мне сказать?! - с разгорающейся злостью произнес Скуало, посмотрев на него так, словно собирался кинуться и как следует врезать. - Не думай, что ты останешься таким навсегда. Все изменения начинают исчезать... - он замолчал. Да, пока тело Скуало еще было непривычным, но уверенность, что так будет не всегда, появилась и окрепла  Забавно, что день назад для него самого это была главная проблема, но вот только смеяться что-то не хотелось.

+2

7

Такеши казалось, что массивные стены, которые наверняка по крепости не уступали внешним аналогам, окружающим поместье, медленно и неотвратимо надвигаются на двух мужчин, застывших в немых позах. Не буквально, конечно  - Ямамото никогда не боялся замкнутого пространства. Те краткие мгновения, которые утекли песком сквозь пальцы, он посвятил размышлениям по поводу сказанного и своим дальнейшим действиям. Одно было ясно - нужно поскорее заканчивать с немой истерикой и брать себя в руки. Иначе он потеряет настоящего себя, Такеши Ямамото, от которого сейчас осталась лишь теплая улыбка, совершенно неподходящая нынешнему лицу с обожженной щекой, да и та сгинула в черном, как ночь, сознании.    Увы, решить проблемы так же, как много-много лет назад, скинувшись с крыши, сейчас даже не рассматривалась. Даже если наплевать на то, что его собственный сенсей и после смерти отпинает с самыми матерными выражениями, ну не мог он бросить сейчас все на самотек! Слишком сильно запутался клубок судьбы, пестрящий желтыми, красными и сине-фиолетовыми оттенками, при всем желании, так просто не выпутаться. Да и нужно ли? В нынешней ситуации самым правильным выбором окажется вариант, при котором бывшие (как тяжело было воспринимать это слово!) хранители Вонголы объединятся против общего врага и вызволят своего дона из адской тюрьмы. Иного варианта развития событий черноволосый даже не рассматривал. Он не поверил и не собирался верить в факты, говорившие против Тсуны, идти на поводу в злых языков только потому, что "так решили все". Впрочем, вряд ли уж-таки все - преданные сторонники Савады наверняка разделяли его мысли. У них просто еще не было плана.
Слова Скуало, рассекшие точным взмахом меча стальную тишину, отрезвили разум и заставили Ямамото непроизвольно выпрямиться. Со стороны непосвященным могло показаться, что нынешнему главе Варии просто нечем заняться, вот он и задает подобного рода вопросы. Но нет - в этих трех словах скрывалось столько смысла, сколько не смогли бы поместить часы долгих разговоров. Разумеется, сенсей понимал, каково оказаться в чужой оболочке и каким адским трудом дастся адаптация. Такеши удалось обмануть себя, но Пламя обмануть было гораздо сложнее. И все же, Ямамото худо-бедно научился управляться с катаной, не требующей особого затрата Пламени, как взаимодействие с Джиро и Коджиро, которые с момента метаморфозы хозяина его еще не видели, покорно ожидая в кольцах. С Коробочкой дела обстояли так же.
- С Шигуре Кентоки управляться научился, - медленно произнес мечник, пытаясь в полумраке комнаты рассмотреть рисунок гобелена позади Скуало. - С техниками призыва животных я еще не работал.
Как ни странно, но привычный тон Второго Императора Мечей вызвал на душе привычную теплоту и эту дурацкую улыбку, за которую он наверняка опять огребет. Такеши почувствовал невероятное облегчение, услышав о том, что рано или поздно, он станет самим собой, и процесс уже пошел. Что еще нужно человеку, которому больше всего на свете хочется вернуть свой первоначальный вид хотя бы затем, чтобы перестать нервировать всех вокруг.

Отредактировано Takeshi Yamamoto (28.10.2018 23:29:39)

+1

8

В душе Скуало вновь поднималось те самые чувства, которые были подобны бурным и пенистым волнам, бьющимся о каменистую грудь скал. В нем вскипали настолько противоречивые эмоции, что отдать предпочтение какой-то одной было невозможно. Злость, гнев, недовольство, ярость, бешенство, боль, желание прекратить весь этот дурдом...
В такой буре заметить чужую мелкую лодчонку боли - непростая задача. Особенно когда нет желания ее искать.
Опыта и проницательности в бою у мечника хватало с лихвой. А вот во всем, что касалось бытового общения - ни капли. Если кто-то ждал от него понимания или сострадания, то ошибся адресом или же решил найти быстрый способ смерти.
И все же... Ямамото выглядел настолько равнодушным, отстраненным и чужим, что казался манекеном вмерзшим в лед... Нет, даже не так, словно он сам смотрел на него сквозь непомерную толщу льда, даже н зная, хватит ли всей мощи легких, чтобы докричаться.
И все же. Пусть эта была не иллюзия, которые обычно приходилось читать, Скуало, несмотря на совершенно другую внешность, видел перед собой того пацана... Повзрослевшего, немного возмужавшего, но потерянного, лишившегося хозяина и вообще всякого смысла в жизни. Словно глупый щенок в толпе сорвавшийся с поводка и разбивший в кровь лапы, пытаясь отыскать родной запах.
Вот же недоумок...
Супербиа понимал, почему тот на тренировках не стал выпускать псину и птичку. Боялся...%#@&, что те его не узнают!! Вот что за бесполезный кусок мусора!! Как будто им есть дело до внешности носителя оружия.
Развели %##@ сюси-пуси. Аж тошно.
Терпение у него всегда было с тонкий волосок, который лопался при малейшем натяжении. А тут... Хотелось выбить всю эту дурь из головы, а раз так - то вперед.
Супербиа подскочил с кресла как ужаленный, метнулся к нему, схватил за воротник и долбанул об изголовье кровати. Силы в женском теле было меньше, но запала хватало, да и Ямамото был не в том состоянии, чтобы сопротивляться.
- Врой!! Не время распускать сопли!- крепко сжав воротник в своих руках выкрикнул он, тряхнув его еще раз для доходчивости. Скуало смотрел ему в глаза, и...как ни странно, видел перед собой именно Ямамото. Нет, изменение тело не прошло, но слишком уж не занзасовское выражение было на этом лице. Супербиа не заметил, что довольно сильно надавил острым коленом на его ногу и что зайди бы кто-то сейчас в эту комнату, то вряд ли бы воспринял ситуацию так, как есть, решив,что капитан...ша с Боссом как минимум развлекаются и нужно как можно быстрее уносить ноги. Пока цел.
Придавив его как следует своим весом, Скуало потянул его за воротник, не обращая внимание на треск ткани, встряхнул и навис над ним, смотря прямо в глаза.
- Думаешь, только у тебя проблемы?! - во взгляде серых глаз вспыхнула сталь,  лицо исказилось, а на губах появилась тонкая, словно след от лезвия меча, усмешка, быстро перешедшая в оскал. - Ты даже не представляешь, в каком мы все дерьме... - эти слова были произнесены со злостью и раздражением. Он приложил его еще раз, посильнее, словно вбивая эти слова в дурную голову, по лицу прошла судорога - не от боли, а от того, что мучило и терзало его самого: - Эти ублюдки добрались и до Занзаса...он... - произнести эти слова оказалось сложнее, чем он думал, но теперь и Ямамото знал, в какой заднице они все находятся. - Он снова зам... - вот тут силы кончились, нет, не физические, моральные. Долбанув его еще раз, Скуало разжал руки и, сев на постели, отвернулся от Такеши, давая времени себе и ему собраться с мыслями.

+1

9

Такеши начал чувствовать, что он начинает терять нить повествования - комната перед глазами, ощерившаяся черными стенами, начала плыть и покачиваться. Но это был не обморок - намного хуже. Глаза неприятно щипало, хотелось просто расплакаться, как двухлетнему ребенку, у которого отобрали конфету. Но Ямамото никак не мог себе этого позволить хотя бы не потому, что это разом перечеркнет весь его авторитет и гордость, а просто потому, что в таком случае спустя пару мгновений он достигнет пола уже мертвецом - у Скуало итак нервы не к черту, если не сказать еще хуже, а если еще и его ученик будет устраивать истерики, и вовсе озвереет. А значит, нужно...
Додумать он не успел - тяжелую тишину комнаты разорвал голос Скуало, а мгновением позже Такеши со всего размаху треснулся о кровать, не успев понять, что же только что случилось. Вместе с ноющей болью в спине пришло осознание ситуации, и полный яростной, как кипящая лава, злобы голос Второго Императора Мечей врезался в сознание как слетевший с рельс локомотив, безжалостно давя все, что попадалось ему на пути. Увы, при таком нажиме Ямамото окончательно потерял способность адекватно воспринимать ситуацию - в темных глазах отразился шок, смешанный с полным ступором. Разумеется, сенсей был прав, и бывший Хранитель Дождя Вонголы позволил себе непростительную слабость, да только понять до конца ему снова не дали - сильные, далеко не женские руки встряхнули Такеши, как пыльный половик, словно этим стремились вытрясти из него всю душу, а перед глазами возникло искаженное злобой лицо Скуало. Острые, заточенные слова полоснули невидимыми лезвиями, добираясь до самого горла - Ямамото стало трудно дышать. Или в этом был виноват тот факт, что именно этого сенсей и добивался, сжимая пальцами ворот его рубашки?
Смысл слов проникал в сознание туго и болезненно, словно скальпелем по больному месту без наркоза. Но, как ни странно, удары, которые вряд ли понравились бы кому-нибудь другому, действительно сделали свое дело - Ямамото очнулся. Словно вынырнул из ледяного океана, в котором несколько минут назад тонул. Вставить своего слова он не успевал, да и сомневался, что стоит. Новый удар об изголовье кровати добавил боли, а хлесткие, как бич, фразы окончательно рассеяли туман в сознании. Выходит... Выходит...
"Какой я эгоист. Зациклился только на себе и не обращал внимания на других..."
От последнего удара загудело в голове, а на губах появился соленый привкус крови. Ямамото уже машинально потер ушибленный затылок и посмотрел на живописную спину сенсея, который на последних словах, казалось, выдохся - как человек в газовой камере, в которой закончился кислород. Но Такеши знал, что Скуало так просто не сломать - он, словно раненый зверь, будет отбиваться до конца, стремясь унести с собой как можно больше охотников. Или же просто затаится в тени, как акула, выжидая удобного момента для атаки на ничего не подозревающую жертву.
Экс-хранитель Дождя последовал примеру нынешнего главы Варии и принял вертикальное положение, сцепив пальцы в замок - но уже не судорожно, как раньше, а спокойно и сосредоточенно. Может, Скуало и считал, что подобными методами до ученика быстрее дойдет, да вот только практика показывала обратное - Такеши нужно было осмыслить и понять все в тишине и покое.
Он вспомнил последнее, сорванное на половине, слово. Значит ли то, что Занзас - человек, который в самое трудное для Вонголы время протянул ей руку помощи, - сейчас сам оказался в смертельной опасности?
"Замерз?... Но Тсуна не мог... Никак не мог... Он же в.. в Вендикаре..."
Название тюрьмы сознанию далось с таким же трудом, как Скуало - последнее слово. От одного упоминания этого бесчеловечного места сводило скулы и холодела кровь. А представлять себе, что чувствует там узник, и вовсе не хотелось. Вот про какое место можно было смело сказать "врагу не пожелаешь".
Такеши не знал, сколько прошло времени - наверное, от силы минута, прежде чем боль утихла, а к мечнику вернулся рассудок. Ямамото утер тыльной стороной правой руки разбитую в кровь губу и медленно понднялся, проверяя рефлексы. Голова кружиться перестала, а значит, пора бы уже перестать строить из себя обиженного на весь белый свет подростка.
- Извините, сенсей, - голос Такеши был твердым, словно камень. - Что мне нужно делать?
Решимость переполняла душу, горячей волной захлестывая нутро, словно после стопки огненного виски.

+1

10

Очередная вспышка ярости. Очередной взрыв. Ничего удивительного. Ни одному Такеши частенько доставалось в подобных ситуациях. Мечник часто вспыхивал, как бенгальский огонь, но также быстро и отходил. Вот только прилетало всем. Кому-то меньше, кому-то больше. Вон, после своего превращения в бабу Скуало так вообще раздавал пинки и тумаки направо и налево, чуть не сорвав горло. Так что тут удивительного, что он опять не сдержался? Да по правде говоря, не собирался сдерживаться. Это Дино вон чередовал кнуты и пряники, с Ежом может такое и прокатывало, а его Щенок от пряника лишь борзел и норовил забраться на голову, хохоча и задавая дурные вопросы… Так что нет, только метод кнута, при этом желательно такого, какой бьет пожестче и побольнее. Скуало, выдохнув через нос, крепко зажмурил глаза и потер живой рукой переносицу. Протез за эти дни немного разболтался – оно и понятно, не фига не живая плоть, которая быстро срастается и приходит в себя, а бездушный металл, который несмотря на всю свою прочность очень плохо переносит постоянные удары и ломается. Все-таки как не крути, а всем суперсовременным техникам до природы ой как далеко. «Надо бы завтра выбраться к механику и подлататься…» - запоздало подумал Скуало, а потом вспомнил, что девка ослепла. Черт ее дери. И хрен знает, где искать нового. На себя времени как всегда было мало, а сейчас вообще не хватало.  Он посмотрел на свою левую руку в перчатке, сжал и разжал плохо слушающиеся пальца. Подстава. ;№%?*%%!!!
Но если кто-то думал, что мечник был сломан, то глубоко в этом заблуждался. Он был как бамбук, который может и гнется, но не ломается, и ясно  видел цель, знал, что его ждет и к чему он должен стремиться. Да, вся эта ситуация была омерзительной и доводила до бешенства, но если он позволит себе опуститься на колени – то проиграет, не начав бой. А Скуало ненавидел, когда сдаются без боя. Он предпочитал идти в водоворот событии с гордо поднятой головой. Не размелет его эта мясорубка. И не с таким справлялся. Пацан… пацан такого еще не переживал. Да, в будущем он потерял отца и стал вроде как посдержаннее, помозговитее,  но сейчас у него не было вот такого трагического мотива, а следовательно и понимания, какая лажа порой бывает,  а вера, что все всегда будет хорошо была равносильно тому, что они никогда не окажутся в заднице. Но Ямамото забывал, что неприкосновенных нет. И в Индии даже священные коровы частенько попадали под колеса дохленьких авто. Не то, что всякие там хомяки в тюрьму.
Механические пальцы сжались в кулак. Сколько лет ему придется выбивать дурь из этой головы? И как вбить на их место такие нужные для выживания мотивы и цели? Потому что у него было подозрение, что на место того, что Второй император мечей себе отвоевывал, Такеши, словно в издевку натаскивал штук 20 своих мыслей сорняков, засаживая так густо, чтобы правильный взгляд на жизнь сдох, даже не пустив корни. Вот же щенок…
Супербиа посмотрел на него. Света прикроватной лампы вполне хватало, чтобы понять: взгляд Ямамото стал осмысленнее. В ответ на его извинения мечник только поморщился. Но хотя бы не уточнил, куда он в очередной раз их может засунуть. Там уже их порядком было напихано, что будь бы извинения материальны и имея хотя бы форму песчинки, то набрался бы уже приличных размеров бархан. Ничего нового. Черт его дери.
ВРОООЙ! ТЫ думаешь, что я вечно тебе буду указывать, что тебе делать?! Нихера я тебе не сенсей!  – от этого слова Скуало привычно разозлился и стукнул Такеши живой рукой по лбу. Впрочем, несильно и без злости. Он никогда не соглашался с этим непонятным японским званием учителя, который подразумевал слишком многое. Итальянец делал вид, что вообще просто помогает Щенку выжить, а все остальное – тот сам придумал.  – Но да, завтра сыграть роль Занзаса и не сдохнуть – твоя обязанность, иначе Вонгола рухнет раньше, чем мы успеем что-то сделать и хоть как-то разобраться. Но это ты делаешь не для меня. А для Семьи. А вот как выгребать из этого тухлой ситуации– решать тебе. Я обещал, что окажу содействие, если ты будешь сотрудничать с Варией.  – Супербиа сузил глаза и вновь посмотрел перед собой. Так было проще общаться. Так было удобнее. – Помни, что твоя башка может слететь следом. Те, кто все это заварил, одними Боссами не отделаются.

+1

11

Наверное, окажись на месте Такеши какой-нибудь другой мафиози, подобное одергивание его наверняка бы обидело, а вот мечник Вонголы, напротив, обрадовался. Тон голоса и слова, произнесенные Скуало, говорили о том, что сенсей снова стал самим собой - яростным, резким, как сталь на морозе, но уже успокоившимся настолько, чтобы вести цивилизованную беседу. Ямамото боялся в этом признаться, но последние действия Императора Мечей разбудили дремавший в сознании ужас. Всегда жутко наблюдать, как тот, кого ты знал под этим обличьем, внезапно меняется на противоположную версию себя: миролюбивый становится безжалостным мясником, спокойный превращается в неуправляемого раненого зверя, сильный оборачивается беспомощным котенком. И пусть со стороны других Скуало повел себя вполне традиционно, Такеши знал, что это не так - подобные откровения были для нынешнего главы Варии такими же естественными, как для Маммона - благотворительность.  Да, Хранитель Дождя мог наорать, обматерить, лупануть со всей имеющейся силы, чтобы из глаз искры брызнули, но никому и никогда не покажет, что на самом деле творится в его душе. А если и покажет, то в таком случае свидетель и до конца часа не доживет, и Ямамото оставалось радоваться тому, что в его случае этот вариант просто невозможен.
Новый удар по лбу (или в лоб?) уже был не настолько сильным, как первые три, а это значит, что Супербиа сердится на него уже не настолько, чтобы угрохать на месте. Было бы весьма наивно считать, что мечник перестанет сердиться совсем. Собственно, Такеши не ожидал прямого плана действий со стороны владельца акулы, но все же, до последнего надеялся, что на этот раз Скуало сделает исключение. Глупая надежда.
Сенсей был прав. Как всегда. Кто-то наточил на Вонголу зуб настолько, что бросил на ее уничтожение все имеющиеся силы и средства - от интриг до прямой подставы дона. И, устранив одну проблему, враг не остановится ни перед чем, чтобы превратить прославленную семью в сумбурное воспоминание, оставленное на аккуратных мраморных надгробиях на забытом всеми кладбище. И если вовремя что-нибудь не предпринять, противник сделает ход первым, и только одно провидение знает, чем и как это может закончиться.
И все же, Ямамото успел пожалеть, что вообще задал этот вопрос. Скуало ясно дал понять, что помогать не собирается - мол, раз выглядишь как Занзас, значит, и думать так же должен. Оправдываться бесполезно - заведомо проигрышный вариант, а с актерским мастерством у бывшего бейсболиста всегда было туго, ибо он никогда не был предназначен для этого дела и выглядел до безобразия наивным. Да и кто мог подумать, что такой, как Такеши, вообще станет представителем мафии? Никто, даже сам бог, если он и взаправду существовал.
Ямамото ничего не ответил. Он сосредоточил все мысли на завтрашнем дне, пытаясь выстроить хотя бы относительную последовательность действий и слов. Не было никаких гарантий, что бездарная игра не рассердит того же Скуало, и он с разбегу не даст пинка на глазах у всего Альянса. Совет советом, но человеческие эмоции никто не отменял.

+1

12

Пришел, не пришел в себя Ямамото – Скуало было откровенно %#&@@//. И дело было не в том, что его не волновало состояние своего ученика-недоученика, а в том, что на рассусоливание у них особо не было времени. В кармане завибрировал телефон, мечник, морщась, вытянул его, кинул быстрый взгляд на экран и облегченно выдохнул. Лусс нашел документы. Уже проще. Хотя бы будет на что опереться, но расслабляться рано… а в остальном работы еще будет много, но нужно провести проклятое собрание Альянса и дать этим старым и новым пенькам понять, кто тут главный и что все под контролем!! Чуть было по привычке не кинул телефон  на кровать, но вовремя спохватился, что это не его комната и запихнул обратно.
Проблем было… А тут… вот этот бесполезный мусор еще отмалчивается и строит из себя не пойми кого. Тоже блин, девица на выданье, которая ломается от мысли о «первой брачной ночи» настолько, что даже пикнуть не может! Ничего, всем когда-то приходится строить из себя кого-то другого. Не Ямамото первый и не последний! И чем быстрее поймет, тем лучшее. Смотреть на эту молчаливую и унылую физиономию не было никаких сил. Правда, начни тот глупо лыбиться или хохотать – Скуало бы давно бы уже отпинал по полной программе и отправил в реанимацию…а пока… не выдержав этого недоприсутствия в разговоре прицельно пнул Такеши ногой, скидывая его на пол с изрядным грохотом.
ВРОООЙ! ЗАДАВАЙ ВОПРОСЫ! ТВОЮ ЖЕ ^@!@##(((!! ВЗДУМАЛ ОН! №%?»*! БАШКУ ОТОРВУ! – он приподнялся и сел на край кровати, вцепившись и сжав ее край, потом посмотрел на него. Скуало хотелось подскочить и вмазать еще пару раз, вот только эффект мог быть совершенно обратный, поэтому пришлось ограничиваться злым взглядом и скрипом зубов. Итальянец порывисто выдохнул через нос и посмотрел на него.  – Заседание будет в закрытом формате. Только Боссы Семей Альянса и всё. Шимон, понятное дело не будет, – Скуало не позволил себе даже паузу, они для него были очередным ничтожеством, интересы которых следовало учитывать, но на этом, пожалуй, и все. Даже особо с Варией те не пересекались, для кого-то, как Десятые, это были друзья-товарищи, для кого-то деловые опоры или гаранты стабильности, а так… мусор по сути, полезный когда-то там для каких-то там неясных систем.  – Боссов Томазо, Бовино, Нуэво, Беккио и Дифо в лицо хотя бы знаешь? Отличить одного от другого сможешь? – Супербиа усмехнулся. Вот такой вот пробел в образовании мафиозного мира может сыграть большую роль. Занзас знал их. С кем-то из этих ублюдков рос, с кем-то имел контракты… Не такая уж и большая эта мафиозная верхушка. Слишком тесновато порой на ней. Так и хочется дать прицельного пинка всем тем, кто или слишком шумно себя ведет, или выделяется на голову… Мечник сглотнул и поморщился. Был еще один момент… Взгляд стал тяжелым. Он посмотрел на Щенка. – Не надейся на то, что Каваллоне тебе поможет… Я даже не стану его об этом просить. Он ничего не знает о произошедшем. Они сегодня вечером с Занзасом разругались. Занзас ничего мне не рассказал, а узнать от Дино – уже слишком поздно… И даже завтра… если попробую – могу только вызвать подозрения, а он может мне ничего и не сказать.
Скуало никогда особо с Такеши на личные темы не общался. Это Щенок порывался что-то там рассказать, влезть в душу, найти первоистоки его становления личности. Дино, чтоб ему там обыкалось! – просвятил мальца на его счет. После Супербиа не особо развивал эту тему, концентрируясь на будущем, на долге Мечника, на Пути… Подозревал ли Ямамото, что Дино его давний друг? Кто знает. Мог и прохлопать. А с другой стороны, сердце у Щенка было очень даже открытым и зрячим. И видел он им то, что лучше бы не подмечал. Сволочь такая. Вот пусть использует эту свою способность по полной программе!

+1

13

Наверное, стоило проявить больше участия к данной ситуации и отнестись к ней, как говорится, со всей серьезностью, а не то, что сейчас делал Такеши. Он заслушался песней дождя, понятной только тем, в чьей душе и на чьем кольце горело синее пламя. Возможно, и Скуало мог понять беззвучные слова, если бы его это интересовало так же, как  и мечника Вонголы, который, будучи не в силах отыскать ответы на множество вопросов, которые задавать сенсею было бесполезно, искал их у печальных капель. Разумеется, Ямамото уже пришел в себя настолько, чтобы перестать расстраиваться из-за пролитого молока и странной метаморфозы, но все же не понимал, отчего нынешний глава Вонголы так на него злится. Такеши дал согласие, чего же от него еще требовалось? Задавать вопросы? А смысл, если помощи от варийца ждать не стоит? Или вопросы окажутся столь глупыми, что в ответ Скуало снова сорвется? Разумеется, злить его своим безмолвием Ямамото хотелось бы в самую последнюю очередь, и он даже морально подготовился к ним, когда наставник сам разложил все по полочкам. Несмотря на то, что другой человек мог принять за очередную вспышку гнева, Ямамото понял, что сенсей злится уже не настолько, чтобы снова вмазать ученику с левой. И пусть со стороны это можно было назвать эгоизмом, но в виде Занзаса у него было некоторое преимущество - Скуало заинтересован в том, чтобы Такеши остался в здравом уме к последующей встрече, а не отбил остатки здравого смысла об угол кровати и не явился на сходку абсолютным придурком. Бейсбольным придурком.
Такеши горько усмехнулся, вспомнив прозвище, коим его наградил Гокудера, всегда имеющее негативную окраску. Но сейчас Ямамото чувствовал себя именно так, как описывал его Хранитель Урагана. Глупый, не разбирающийся в ситуации школьник с бейсболом на всю голову, считающий мафию игрой.
Он давно отказался от этой формулировки. Просто так было легче воспринимать ужасы настоящей жизни, дабы на первых порах просто не сойти с ума. События прошедших лет казались далекими и размытыми, как утренний туман над водой, нереальными, как мираж в пустыне, и по-детски фантастичными, с обязательным хеппи-эндом. Он вынужден был согласиться, что, получив холодящую кровь  информацию о произошедшем кошмаре, едва не сошел с ума, пытаясь переварить все это и понять, как же мог тот, кто был готов отдать все на свете, включая собственную жизнь, маниакально и хладнокровно отобрать ее у множества людей. Такеши не хотел в это верить и не верил до сих пор. Но факты оставались фактами, и сколько ты себя не убеждай, ситуация не изменится ни на йоту, хоть до смерти себя бичевай. Нужно сделать все, чтобы докопаться до правды. Доказать невиновность Савады любой ценой. Даже если он в конечном итоге окажется виновным, что для Хранителя Дождя считалось априори невозможным.
Дальнейшее отмалчивание было попросту невозможным, и Такеши печально покачал головой. Откуда ему, простому хранителю, знать боссов, когда за все всегда отвечал Тсуна?
- Нет. Но еще не поздно запомнить.
Это было чистой правдой. Уж если стили Шигуре Соен Рю он запомнил с первого раза, значит, и это не составит особого труда. В ответ на фразу о Дино Такеши даже не пожал плечами. Он и не думал искать поддержки у Каваллоне и в своем собственном облике, не то, что в занзавском. Было только не совсем понятно, почему Скуало упомянул именно его. Может, потому, что Дино уж очень был похож на Тсуну?

+1

14

Как выглядит уныние? О, Скуало не стоило даже особо утруждаться, чтобы представить себе эту неприглядную картину человеческого настроения, вылетевшего далеко за пределы нуля, в тартарары и всякую там нецензурщину. Если вспомнить, то у них даже было свое варийское олицетворение уныния – на морду Леви без желания вмазать в нее кулаком не посмотришь, еще ужаснее было, когда Луссурия в растрепанных чувствах возвращался с очередной распродажи, где, ах, какая-то безмозглая падла, увела понравившуюся вещичку… Бельфегор особо таким не страдал, у того были свои заглюки…Все решалось с помощью парочки стилетов. В крайнем случае – десятками.  А Занзас… лучше не вспоминать.
Но Такеши всегда был жизнерадостным и при этом собранным пацаном. Казалось, что такого мало что может переломить. Ан нет. Вон как уложило на обе лопатки, приложило и придавило. Да и он сам… можно сказать, приложил к этому руку. Мало того, что особо в эти дни не уделял внимания, так и ранее при обучении не проявлял терпения и особо не был снисходительным, стремясь выбить из головы пацана всю лишнюю дурь. Наверное, у того на уровне рефлексов уже выработалось не задавать ему личные вопросы, не высовываться, и огребать с его точки зрения ни за что, хоть у Супербиа обычно причина вмазать пацану все-таки была… Другой вопрос, что психика порядком расшатана всякими идиотами. Хотелось закрыть лицо рукой и помотать головой, признаваясь в полном фиаско как учителя. Погано. Что еще можно сказать?
Может, попробовать немного изменить тактику? Хотя бы постараться не кричать на него… Не кричать тогда, когда хочется закричать так, чтобы от крика вздрогнули все в этом мире. Скуало все-таки провел рукой по лицу, Такеши, сидя на полу, что-то думал свое, кажется, погружаясь в нерадостные мысли еще больше. Детство кончилось давно, а вот порядком переломало, похоже, только сейчас. Ничего, 22  или сколько там было Щенку – явно ж за 20 – не 14, когда ему самому пришлось брать Варию в свои руки и без знаний и образования делать то, о чем он понятия не имел. Но тыкать сейчас этим фактом своей биографии - значит, еще больше втоптать Ямамото в грязь, а нужно как-то расшевелить его. Мечник выдохнул через нос и сжал руку в кулак… Может, отложить эту затею? Попробовать пихнуть иллюзию Маммона? Но Дино пропалит запросто. И хрен знает, до чего его это все может довести. Одно подозрение влечет за собой другое – и вот они уже с Каваллоне совсем не союзники и активно уничтожают друг другу на радость врагам и остальным членам Альянса. Но как-то что-то нужно быстро делать… И Такеши сейчас – был оптимальным вариантов. Но да, мечник понимал, какую тяжесть взваливает на его плечи, с другой стороны – ну кто как не они способны разобраться в этой ситуации и смыть всю эту дрянь в никуда.
Ямамото, кажется, собирался с мыслями, скрепел шестеренками, составлял кубики в башню, пытаясь найти мотивацию и что-то сообразить. В конце концов, решился. Услышав его слова, Скуало посмотрел на него, прищурив глаза. Как там его называл их вспыльчивый бомбометатель? Придурок? Что ж, если столько лет твердить, что ты – пустое место, пожалуй, сам начинаешь в это верить, особенно когда приклеивается ярлык намертво и его никак не отодрать, но все же Такеши был выше этого. Был способен на большее. Оценки в аттестате – это еще далеко не все. Скуало вообще не имел никакой бумажки даже об окончании средней школы – и ничего, сдал жизненный экзамен на отлично. Щенок был из той же породы. Главное, встряхнуть. Но тут они ничего не добьются.
- Врой…. Пошли ко мне в кабинет…– Супербиа быстро поднялся, подскочил к нему и потянул вверх за плечо. Занзас-то и для него обычного был тяжеловат, но все-таки порой, когда тот не упорствовал особо, удавалось сдвинуть его с места, а тут… он сам оказался слишком легким, поэтому вместо того, чтобы сдвинуть его с места, шлепнулся на задницу, выругался, раздраженно откинул с лица пряди челки и вновь подскочил, напоминая себе, что решил быть лояльным и по мере возможности, сдержанным. Раздраженно пнув дверь, вышел в коридор, дожидаясь, когда появится Ямамото. – Я тебе покажу все личные дела и фото… Но сейчас давай обсудим проблему Каваллоне. Представим, что они вчера разругались конкретно и хрен знает по какому вопросу… например, он скажет: «Так что ты решил по поводу вчерашнего?». Ответь мне так, как ответил бы ему.

+1

15

Сложно противостоять врагу. Сложнее - противостоять другу, с которым ты разделял все до последней капли. Практически невозможно победить самого себя.
Именно борьбой с самим с собой, "сражением с тенью" сейчас и занимался Такеши. Внутри него с грохотом ломались идеалы, разбиваясь о камень реальности, бушевали страсти, выраженные во внешнем мире лишь подрагивающими пальцами, напряженно сжимающиеся на ворсе ковра. Никто не говорил, что будет легко. Никто никого не предупреждал о такой опасности, как борьба морали с жестокими реалиями жизни. Наверное, именно поэтому восточные монахи уделяли так много времени именно внутреннему равновесию, его выработке и способности противостоять давлению извне. Сражаться с собой - идти против ветра. Сражаться с собой - совершать харакири собственными руками. Сражаться с собой - идти по лаве босиком. Сравнений можно привести много, но результат будет один. Один из двух.
Или ты сдашься, сгоришь, умрешь, или же, нарушив все законы физики, здравого смысла, выживешь и станешь сильнее - не зря же сталь закаляют в огне, отбивают разогретый металл безжалостным молотком, добиваясь идеальной гладкости, ровности и смертельной остроты.
Меч его души сейчас походил на затупленный клинок, вбитый в камень и ожидающий прихода того единственного человека, который будет способен вернуть ему прежнюю мощь - ведь камень затупляет меч, а резкие движения желающих вытащить его царапают лезвие, что все равно больно, как ни крути.
Совершенно непривычный для Такеши голос Скуало нарушил тяжелое покрывало тишины. Кажется, Второй Император Мечей пришел в себя раньше своего непутевого подопечного и сразу же перешел к сути дела. Оно и правильно - сидеть и ждать у дождя погоды в данной ситуации глупое ребячество, да и в кабинете Скуало Ямамото чувствует себя проще, чем в этой богато уставленной комнате, чужой и холодной. Правда, того, что его соберутся поднять, хранитель Дождя все же не ожидал и был страшно удивлен, когда сенсей хлопнулся обратно, сопроводив падение парочкой не очень цензурных фраз. Видимо, для мечника Варии поднимать своего босса было привычным делом, можно сказать, сработал условный рефлекс, а вот то, что тело Занзаса окажется таким легким, было явно в новинку.
Такеши встал с пола и тяжелым шагом отправился за Скуало, не в пример аккуратно прикрывая за собой дверь. Если она разлетится, первым не обрадуется Маммон, который заведет нудную песню по поводу непредвиденных расходов, а Варии сейчас только финансовых трат для полного счастья не хватает. Уже в коридоре наставник начал раздавать указания, разнящиеся по смыслу и сложности так же резко, как сменяются день и ночь. Досье и фотографии - одно дело, а вот представить себе расхлебывания какого-то там конфликта Ямамото даже не хотелось. Разумеется, в своем первоначальном виде он решил бы все просто и мирно, но заикнись об этом Скуало - и очнешься на больничной койке. Как же иначе тогда?
Хранитель Дождя остановился в двух шагах от Скуало. Размышления заняли у него больше времени, чем он предполагал. Такое длительное ожидание сенсею явно не понравится, но что поделать? Любое действие тут же вызовет противодействие.
- Поговорим об этом, когда ты перестанешь материться и будешь готов к разговору".

Гомен

Пардон, ничего придумать так и не смог(

Отредактировано Yamamoto Takeshi (26.12.2018 08:16:06)

+2

16

Кем считали Десятое поколение Дино? Этаким рубахой парнем, который готов в любой момент прийти на помощь, решить все проблемы, а после красиво улететь носом в ближайшую лужу? Вернее всего так и было. Возможно, потом Савада понемногу понял, насколько сильна хватка этого молодого мужчины с растрепанными соломенными волосами и ореховыми
глазами, но как Скуало знал, они все равно оставались хорошими друзьями. Мечник знал, насколько стальной обманчива внешность и политика этого завзятого раздолбая. Иначе бы ничего не получилось, не вышло бы вытянуть Семью в фавориты. Рвался ли тот к власти? Не ясно, но похоже, что вторая позиция в Альянсе его полностью устраивала - не слишком муторно и
проблемно, но и не на последних ролях, этакая золотая середина. А вот закусит Мустанг удела и что будет? Видимо, в голове Такеши шла тяжелая умственная работа, шестеренки не хотели крутиться иначе, не хотели работать, как у Дона, не хотели считать Дино потенциальной угрозой. Супербиа обернулся к нему и смерил пристальным взглядом. Освещения в
коридоре всегда было достаточно - еще бы, не хватало, чтобы они ночью тут убивались, с учетом вспыльчивости и особенностей психики наемных убийц.
Растерянность была видна невооруженным взглядом.
Выдохнув, мечник сжал кулак, потом разжал и посмотрел на него,
сузив глаза:
- Слушай, пацан… Понимаю, тактика увиливания тебе не по
душе… Как и вся эта е%^#@@ дипломатия,
- начал он немного раздраженно и помолчал. Ему было тоже не по душе, поэтому те восемь лет были дополнительной пыткой для его прямолинейного и открытого
характера. Но время учит поступаться собственной совестью, наступать на
горло собственной чести, смиряться со своей гордостью. - Но в данном
случае нужно или перевести разговор в другое русло, или же отделаться нейтральными словами. В общем, если Дино начнет что-то такое, скажи, что «Обсудим это позже при личной встречи» или «Сейчас не время для  подобных разговоров». Думаю, ты слышал подобные посылы много раз.

В Варии привыкли к матам, оскорблениям и разговорам напрямую, за косяки выдавались пи%^&@ сразу и незамедлительно, и это было честнее, чем все эти виляния хвостом, скрывающим желание вцепиться в горло противника волчей пастью… Но теперь было другое время, да и мафия уже не та. Не было уже открытого рэкета и устрашающих акции, взрывов или катаний по трупам врагов на бульдозере, за что один из сицилийских глав и
получил аналогичную кличку. Для вида все были честными бизнесменами,
отстёгивающим помимо налогов еще и часть верхушке правительства,
которое закрывало глаза, как на их махинации, так и активно пользовалось услугами Варии, несмотря на то, что боевые подразделения в каждой Семье сохранялись, а не ушли в прошлое как пережиток. Сдержав желание пнуть пацана, чтобы тот шевелил побыстрее батонами, прибавил шаг, кинув на
него острый взгляд.
Дверь кабинета он открыл с полупинка, поспешив в своему
компьютеру, включая и дожидаясь, когда Такеши, тенью следовавший за
ним, придет сюда. Кивнул ему на свое место, устроившись на краю пустого стола - все дела были уже пересмотрены, решение по ним вынесено и спрятаны в сейф - Скуало потянул к себе мышку и клавиатуру, вбил пароль,
и начал искать нужную папку, туда он особо не заглядывал, но информация была у них на всех. Во всяком случае та, что для «общего пользования».
Само собой, сведения об операциях хранились совершенно иначе.
- Спрашивай сразу, что не понятно… А то завтра будет некогда,
- Скуало опять перегибал палку, давя, прессуя по привычке, но иначе он
просто не мог, такая уж была политика, и Ямамото неплохо так раньше
справлялся со всем этим, не к месту вспомнился опять Дино, который обладал куда более обширным арсеналом, чем он. Отмахнув эту мысль, он
нетерпеливо щелкнул мышью, начиная с самого простого. На экране
возникла анкета и лицо пожилого человека, который с первого взгляда  казался добродушным воспитателем детского сада, но хитреца в глазах, а также следы жестких складок в уголках губ говорили об обратном. Да, тот
услужливо отпустил к Десятым Ламбо, но никогда не отпускал свое.
- Врой! Это - Эрнесто Бовино, глава Семьи Бовино. Ламбо что-
то рассказывал? Официально, они производят оливковое масло, у них
есть элитные виноградники… В общем, пожрать они горазды. В политике обычно предпочитают занимать выжидательную позицию, на собрании выступает последним, против Вонголы никогда эта Семья не
шла, но в данном случае сказать трудно - если Мустанг взмутил воду, то
может перейти к нему, как к сильнейшему. Силу и власть они всегда
уважали. Вонгола всегда помогала им в борьбе на рынках и поддерживала их махинации с вывозом предметов старины и всяких там элитных штучек… Поговаривают, что у них есть какие-то скрытые от
всех доходы, но доказательств нет. Официально - вся вот эта хрень. В Варию они обращаются редко и по какой-то ерунде. Мне кажется,больше для отводов взгляда… Ничего серьезного точно не поступало при мне.

+1

17

Чем больше Такеши находился в компании Скуало, тем больше начинал его понимать. На мечника Варии сейчас свалили все, что было можно - от руководства Вонголой до выбивания дури из своего подопечного, хотя последнее он делать был не обязан. Ямамото старался представить, что было бы с ним, если бы вместо Тсуны назначили его, и понял, что прославленная семья уже лежала бы в руинах истории. На Второго Императора Мечей легла непосильная для других ноша, и он справлялся с ней именно так, как и нужно было. Душу кольнула совесть - как же можно роптать на своего дона, заметив, как кто-то другой выполняет его обязанности, как показалось, лучше и вернее! Нет, скорее тут было не это объяснение - в мире сейчас творилась такая хрень, что оставаться в адекватном состоянии и растоптать тяжелым сапогом идеалы, гордость и принципы воспринималось героическим подвигом. И сенсей это выдерживая, несмотря на то, что, как и Такеши, попал под действие проклятия. Осознание собственной беспомощности и жалкого вида со стороны встряхнули сознание, словно пыльный половик, побуждая бывшего бейсболиста к активным действиям.
Было заметно, что Скуало очень хотелось ответить Ямамото в привычной манере - с матом, "вроем" и на самых повышенных тонах, но он огромным усилием воли сдержался. Дипломатом Такеши, конечно, никогда не был, но, если бы кто-нибудь поинтересовался его мнением, то, не задумываясь, принял именно этот вариант. Увы, как показала последняя ситуация, противники на перемирие не пойдут, так что о мирном разрешении конфликта можно было даже не мечтать.
Такеши коротко кивнул. Сейчас он действовал по принципу "меньше говори - больше слушай" - и результата больше, и нервов меньше. Он всегда был понятливым, и задавал глупые вопросы об играх в качестве маскировки, сам же подмечая то, что мог заметить только он. Разумеется, у него и в мыслях не было продолжать препирательства с Дино, о которых он не знал, пусть и ситуация была выдуманной. Занзас был уже не тем мрачным типом, каким Ямамото запомнил его в Конфликте Колец, и наверняка за несколько лет пересмотрел некоторые позиции. Увы, имитировать кого-то другого Такеши никогда не пробовал, но сейчас все равно не будет другого выбора. Нужно выкручиваться из этой смертельной петли и не втащить в нее остальных.
Такеши уловил мысленный посыл в свою сторону и послушно прибавил шагу, следуя за Скуало вглубь коридора, и уже второй раз осторожно закрыл за мечником дверь, оказавшись в полутемной комнате, освещенной лишь настольной лампой и загоревшимся монитором компьютера, за которым уже вовсю колдовал мечник Варии.
Ямамото опустился на стул и всмотрелся в строгие черты лица возникшего на экране мафиози. Он уже перестал удивляться превратностям судьбы и тому факту, что внешность в который раз оказывается обманчивой. Того же Реборна взять - ребенок ребенком, а оказался хранителем столь опасного Пламени. Взгляд побежал по ровным строчкам, выхватывая из всего объема лишь самые нужные детали. В ответ на вопрос Скуало Ямамото покачал головой. С Ламбо он общался мало, даже после того, как тот стал полноправным Хранителем Грозы, да и вытягивать всю подноготную, причем из того, кто не намерен был делиться своей личной жизнью, не привык. Хотя причина, по которой Эрнесто отправил Ламбо именно в Вонголу действительно заслуживала отдельного внимания и порождала кучу вопросов. И пусть семья была весьма малочисленной, нынешняя неразбериха могла дать неплохие шансы вырваться из грязи в князи. Но бездоказательно утверждать что-то - лишь зря терять время.
- Запомнил. А по каким вопросам они обращались в Варию?
Этот вопрос уцепился в сознании, словно ловкая обезьяна - за ветку. Вот это стоило разобрать отдельно - с какой стати главе Бовино искать поддержки именно у Варии, а не у Вонголы. Ведь наверняка знали характер их бывшего босса, который по пустякам не разменивался. К тому же, Вария всегда бралась за дорогие заказы, связанные с уничтожением цели. Кого же мог хотеть убрать Эрнесто Бовино? Не хомячка же какого-нибудь дона, уж это точно!

+1

18

Всегда в моменты ожидания секунды текут медленно, словно в издевку, не собираясь складываться в минуты. Особенно когда терпения не хватает даже на то, чтобы дождаться, когда взгляд того, на кого сейчас вся Вонгола волей неволей возлагала надежды за свое будущее, проскользив по строчкам, дойдет до конца профайла. Скуало хотелось привычно вскочить с места, пройтись стремительным шагом по всей комнате взад вперед, раздумывая, что делать, и как вообще он докатился до такой жизни, но остался сидеть, дожидаясь хоть какого-то отклика от Такеши. За все время общения у них было много разных моментов, когда хотелось отгрызть этому мелкому засранцу голову или же выбить все зубы. А вот несостоявшееся будущее показало, что он вполне оказался способен смириться даже с этой вечной проблемой меч/мяч, но сейчас мечнику приходилось проявлять чудеса терпения и ждать хоть какого-то отклика. Запоздало он подумал, что идея со чтением изначально провальная - да, Десятые за столько лет подучили разговорный итальянский язык, но разбираться во всех перипетиях документалистики совершенно не были обязаны… Сидеть с ним со словарем не было времени, но он мог поработать переводчиком. Дергать он его зазря не стал, дожидаясь, когда Ямамото сообразит хоть что-то.  Наконец, взгляд пацана изменился - Супербиа был знаком с таким выражением его глаз, мозг заработал и начал вращать шестеренки. Заржавелые или нет - вопрос сложный. Услышав его вопрос, прозвучавший хрипловатым низким голосом, забарабанил по полированной темной поверхности пальцами.
- Врой… Ты всё смог почитать? - он помолчал, потом усмехнулся и сдержал фырканье,  - Пацан, ты наверное не до конца понимаешь, как сейчас работает мафия… Да и о делах Варии имеешь лишь поверхностное понятие, - он скрестил руки на груди и нахмурился, отводя взгляд, сам-то он далеко не сразу разобрался во всей этой мутной жиже, но для него вся эта система сейчас была как на ладони и знакома уже много лет, со стороны же мрачный готический замок варийцев внушал не меньший страх, чем слухи о них, но прояснить что-то было вполне реальным.  - Мы, конечно, элитные киллеры, но ты не задумывался, почему мы носим униформу и имеем привилегии, как и итальянские войска? Сейчас мафия уже не содержит такие огромные боевые отряды, как ранее. Да и открытые акции устрашения ушли в прошлое. Смена политики, «честный» бизнес и прочее для отвода глаз. Иногда проще заплатить тем, у кого есть «лицензия на отстрел» чем самому разбираться со всем этим дерьмом. Бовино еще и антикварным бизнесом занимались долгое время. Последние годы у них там какая-то лажа, первый раз мы убирали тех, кто их кинул или крупно подставил,  потом обеспечивали охрану нескольких мероприятий… Но как и говорил, ничего особо серьезного. С остальными делами они или успешно справляются своим боевым отрядом, или же просто особо с ними никто не связывается… Но запомни, действуют они только ради своей выгоды и всегда занимают нейтральную позицию. Не думаю, что доставят много проблем… - он щелкнул по мыши, выводя очередного «почтенного» старца с сединой на висках, такого можно было представить в университете за кафедрой, - Глава Семьи Дифо. Для вида - примерный семьянин, на самом деле есть внебрачная дочь от какой-то заезжей актрисульки… Взята в семью в качестве воспитанницы. Тоже к нам особо не обращался, у него иностранные активы больше, финансы, биржи, наверняка, куча махинаций, но я в таком не разбираюсь. Маммон знает лучше… - пожав плечами, он подскочил и хмыкнул. Горло пересохло, поэтому Скуало сходил за бутылками с водой, бара у него в кабинете не было, в отличие от кабинета Босса, где принимали порой гостей. Спиртное уже много лет было не для него. Мечник кинул одну бутылку Такеши, не спрашивая, хочет ли он пить или нет, свинтил крышку со своей и сделал большой глоток, посмотрел на него, не мигая:  - Если встретишься с ними и начнешь трястись, как щенок, которого ткнули в собственную лужу, вспоминай, у всех них гнилые душонки и они ничуть не лучше тебя, а руки у них по плечи в крови, и они этим только гордятся…
Еще клики мышкой. Молодой глава Семьи Нуэво. Вся информация, доступная «кругу посвященных» была в этих файлах. Оставить ли Такеши с ними просто прощелкать и самому почитать или же все-таки быть рядом и отвечать? Пока, пожалуй, оптимальное, второй вариант. Нельзя позволять ему больше вариться в собственном соку… Да что там скрывать - самого после всех сегодняшних событий самого могло накрыть так, что волку, изгнанному из стаи, было в сотни раз легче, чем Скуало с осознанием тяжести этого дня…

+1

19

Секунды превратились в минуты, минуты - в часы с тех пор, как Такеши сел за компьютер. Казалось, в этом кабинете время остановило свой вечный бег, замедлившись настолько, что казалось, на одно движение пальцем уйдут годы. Ямамото боялся нарушить эту сакральную тишину, а все внимание темных глаз было сосредоточенно на аккуратных печатных строчках досье, каждая буква которой врезалась в мозг подобно железному штырю. И напрасно Скуало удивлялся его удачной попытке понять все, что написано - за те годы, что Такеши находился в мафии, он успел понатаскать итальянский, потратив на изучение не один час и не один вечер, чтобы понимать хотя бы самое основное. Впрочем, ученик из него был способный, грех жаловаться, и, спустя месяца три, мечник научился говорить на ломаном итальянском и различать большую часть текста, что сейчас и помогло ему в детальном изучении досье.
Полученная информация с лихвой оправдала возможный вариант, который Ямамото себе представил. Шли годы, менялись люди, а он все не мог привыкнуть к странным, почти деловым реалиям жизни за ширмой - убей или будь убитым, третьего не дано. Впрочем, бывший бейсболист уже усвоил эту истину и не опускался до патетических речей о свободе, равенстве, братстве, сражался с собственной совестью и закалял свою душу, словно клинок, который ни в какую не хочет становиться роковым мечом, предпочитая остаться молотом, кующим мечи, но его никто не собирался спрашивать.
Следующий портрет заставил Такеши снова сосредоточиться на происходящем, отставив в сторону никому не нужные и, по сути, бесполезные рассуждения. Появившийся на экране мужчина мало отличался от главы Бовино по внешнему виду, но в его чертах лица Ямамото отыскал то, что другой вряд ли заметил. Пусть внешне глава Дефо казался добрым, но в остром взгляде мечник отыскал острие ледяного клинка, при соприкосновении с которым замерзает кровь в венах.
Он поймал кинутую ему бутылку, на мгновение оторвав взгляд от экрана, на автомате откупорил и отхлебнул едва ли не половину. Такеши не пил целый день, и даже после тренировки, поэтому живительная влага на некоторое время обожгла горло, и вместе с тем принесла облегчение. Ему стыдно было вспоминать свои попытки заливать душу алкоголем, ведь он затуманивает разум и расслабляет тело, открывая противнику слабые места. Конечно, в условиях полного хаоса он мог на некоторое время притупить чувства и насущную проблему, но решить ее все равно не смог бы, так чего же зря заливать нутро?
Такеши коротко кивнул. Его сенсей снова оказался прозорливым - трудно будет играть чужую роль перед теми, кто обладает такими характеристиками и кого ты ни разу в жизни не видел, но нужно сделать все, чтобы не запятнать честь Занзаса, на время выведенного из игры. И чем скорее Ямамото выполнит свое задание, тем скорее приступит к поискам способа вытащить Тсуну из Вендикарте, для него именно это стояло сейчас на первом месте. Всем известно, как это будет непросто, учитывая, что негласное братство Хранителей распалось, и собрать всех будет делом трудным.
Третий портрет мелькнул на экране. Скуало молчал. Значит, Ямамото должен сам разобраться с этой характеристикой. Молодой человек, напоминающий какого-нибудь начинающего актера, совершенно не вписывался в картину просмотренных глав. И, еще не прочитав информации, Такеши произнес:
-  То, что он в таком раннем возрасте стал главой и руководителем, значит ли, что у него есть какие-то особые силы, способности или же привилегии?

+1

20

Скуало сделал ещё глоток из бутылки, кинул взгляд на экран, потом хмыкнул и отвернулся, дожидаясь, когда Такеши изучит и это дело. Всё-таки, пожалуй, оставлять щенка одного было плохой идеей, отдававшей гнилым душком малодушности, что-что, а вот малодушным мечник никогда не был. Какие бы испытания не вставали на его пути, он всегда преодолевал их с гордо поднятой головой. И сейчас от двух вонгольских Дождей зависело слишком многое. Если бы завтра им предстояло пойти и сразиться в открытом поединке, то, пожалуй, он бы так не нервничал, вот только Собрание Альянса – это совсем не то поле боя, где тренировки, бесчисленные бои и прорабатывание приёмов имеют значение. Дипломатические игры и закулисную возню Супербиа не любил – слишком часто прогорал, слишком часто недопонимал, в отличие от Занзаса, который объяснял ему потом со смешком, когда мечник опять вызверялся: «Ан нет, Акула сумасшедшая, нас не послали, это всего лишь был обходной манёвр…» В голове как-то резко всплыли их подобные обсуждения, когда Скуало буквально рвал и метал, а Босс спокойно потягивал из тумблера виски, откинувшись в кресле, а потом, дождавшись, когда он выдохнется, вправлял мозг несколькими словами, раскрывая суть происходящего. Но сейчас придётся выкручиваться самому. Совершенно не кстати мелькнула мысль, что Занзас в его кабинете, а тем более за его компьютером – это вещь вообще невиданная, узнай бы кто, сейчас бы пришли косяком посмотреть на такое событие, особенно кому жизнь не дорога. Для того здесь было слишком просто, слишком мало пространства, слишком неуютно. Не развернуться Вонгольскому льву… а вот Такеши вполне так вписывался, перебегая взглядом по строчкам его компьютера.
Мечник заметил, как тот жадно пил. Надо же, словно сидел в пустыне…А ведь должны были позаботиться об этом. Во всяком случае, он давал распоряжение оставить поднос у его двери и постучать, но не открывать. Может, нервное? Но спрашивать такое… Скуало был для этого слишком груб, и даже подмечая, все равно не задавал таких вопросов и уж тем более не переводил разговоры в русло мирных и задушевных бесед, как раз наоборот. Все попытки Такеши пообщаться и узнать друг друга получше, которые были подобны весенним ручьям, желавшим проложить новый путь в неизведанные дали, обычно жёстко обрубались высокими дамбами. Ямамото должен был впитывать, как губка, все его приёмы, опыт и знания… но наставничество заключалось далеко не в этом… Не к месту вспомнился чёртов Конь со своим учеником и «особенностями» ученичества. «Да блин, что за ерунда в голову то лезет?» Такого он, конечно же, не хотел, но в тоже время понимал, что всё равно без нормального контакта даже они не смогут справится с надвигающейся катастрофой, а что говорить о Десятом и Одиннадцатом поколении в целом? Не поздновато ли  он спохватился? Но Такеши вот он, можно протянуть «руку»… Вот только Скуало это не делает. Не станет делать. Но, пожалуй, не станет и бить по протянутой к нему руке с открытой ладонью для приветствия. Во всяком случае, он к этому осознанию пришел.
Вариец сглатывает, ставит бутылку на стол, но не двигаться, ничего не делать он просто не может, кажется, рядом секундомер отчитывает время, которое они теряют в пользу их невидимым врагам, поэтому он крутит несчастную бутылку, угрожая разлить содержимое на собственный же компьютер… Когда Такеши задает вопрос, Супербиа выныривает из своих размышлений, склоняется немного вбок, чтобы посмотреть на то, что там читает пацан, но говорит совсем не то, о чём пацан спрашивает.
- Думаю, завтра мы уже станем собой. Наверное, ближе к вечеру. Видимо, наше Пламя тормознуло откат тех изменений. Так что расценивай это всего лишь как какое-то приключение. Или кошмар. Что там твоей японской башке приятнее, - он хмыкает и смотрит на него, то, насколько своеобразны логика, менталитет и психика этой нации Скуало понял ещё в первое посещение. Люди, которые улыбаются, когда горе взяло их за горло и стиснуло на нём пальцы, люди, которые общественное ставят превыше личного, поклоняются каждому камню и без страха идут на смерть… Что тут ещё можно сказать?
Они не такие как мы…
Потом Супербиа пожимает плечами и отвечает: - Не совсем. Насколько мне известно, там было ещё несколько наследников, баб или мужиков – не знаю, но их поубирали примерно тогда же, когда и сыновей Тимотео. Нет, Занзас ни к одному из этих инцидентов не был причастен. Если что. Еще с ним какая-то баба ходит. Сестра, вторая мать… Хрен там разберешь. Морды все натягивать умеют. Не интересовался. Вроде бы Занзас с ним даже общался… Или Занзас его давил своим авторитетом. Точно не знаю. Они иногда вместе в тире стреляли, когда были подростками, - мечник помолчал, вспоминая, каким Босс возвращался: в принципе, вполне довольным, но иногда бурчал, что де тот мазила и вообще сопляк, с которого нечего делать; сам же Скуало тогда бесился, что тот вот так бездарно тратит время, когда пострелять можно было в той же Варии…  Ревновал. Словно знал, как мало времени тогда им было отведено для общения. - Наверное, это не совсем дружба, скорее сотрудничество. По факту – он его старше на год или два, но с учётом заморозки – то где-то лет на десять… после – в Варию обращался. Иногда Занзас с ним и в неформальной обстановке встречался – по делу ли или просто попить-потрепаться – не знаю… - он задумывался, припоминая последние разговоры, кстати… - Врой… Занзас ржал, когда тому к 30-летию от Вонголы подарили коробочку с Орлом… У него имя как раз так и переводится. Так что у него должно быть Пламя, какой уровень – понятия не имею. Никогда этим вопросом не задавался. Но на самом ли деле хороший он Босс или же просто больше в Семье Нуэво никого особо подходящего не осталось – хрен его там знает, но пока не развалились, - заключил он, откинувшись немного назад и усмехнувшись, - К слову, если ты что-то забудешь, то это не проблема. Всё упомнить нельзя. Но вот если ты себя будешь вести не так, как Занзас – другое дело. Какая информация о нём тебя интересует? Не надумал?

+1

21

Такеши не любил темноту и с трудом сдерживался, чтобы не попросить включить свет. С одной стороны, темнота - привычный спутник мафиози, и если он тебе не подходит, следует задуматься, а на том ли ты месте находишься. А с другой - сейчас только не хватало своим изменившимся видом доставать сенсея, да и себя самого, отражающегося в в каждой зеркальной поверхности, так что о свете не могло быть и речи. Словно отвечая на его тревожные мысли, тишину кабинета нарушил голос Скуало. Его слова оказали на Ямамото неоднозначное впечатление - ему хотелось вернуться в свой прежний вид, но сейчас вид Занзаса еще был нужен, чтобы провести встречу, и будет страшно себе даже представить, что случится с боссами семей Альянса, если Такеши внезапно трансформируется прямо на собрании. В лучшем случае - все закричат и затопают ногами, обвиняя японца в обмане, в худшем - просто порешат на месте, без суда и следствия. Такеши смерти не боялся - он переживал об и так подорванном авторитете Вонголы и оставленном в Вендикарте Тсуне, у которого может стать на одного спасителя меньше.
Думать о себе стало некогда - Ямамото переключился на полученную информацию, выставив из головы все нужное и лишнее. Когда было нужно, Такеши умел перестраиваться в считанные секунды, словно менял один стиль Шигуре Соен Рю на другой. Правда, точных деталей он все равно не получил - из всего потока слова удалось выцепить только самое необходимое. Что этот Беккио был на нормальном счету у Занзаса, а значит, пока о его неизвестном мечнику характере беспокоиться не стоит. В конце концов, ему с этими людьми не общаться в дальнейшем - едва Ямамото вернется в свой первоначальный вид, тут же отпадет необходимость лезть во все боссовские разборки. Хотя, напротив, не появятся ли у Альянса лишние вопросы, едва "Занзас" исчезнет с арены переговоров? Ведь что случилось с настоящим главой Варии, никто не знает - даже сам Такеши понял с трудом.
А вот соответствовать образу непреклонного босса Варии нужно было действительно на сто процентов. И, судя по количеству прошедших лет, характер владельца Бестер действительно изменился настолько, что Ямамото то и дело задавался вопросом - а был ли тот беспощадный Занзас, которого он видел на Конфликте Колец, или же все происходящее - всего лишь наваждение или дурной сон? И, что самое ужасное, эти вопросы обступали Такеши со всех сторон, не давая возможности их проигнорировать или отложить на потом. Не было времени рассуждать - нужно было действовать.
И проницательность Скуало, связанная с дальнейшим поведением Ямамото, говорила об этом как нельзя точно. Пожалуй, из всего, что случилось за последнее время, имитация Занзаса была самой трудной задачей.
На самом деле Такеши много чего хотел узнать о Занзасе, но не был уверен, что Скуало станет делиться информацией. Да и, в конце концов, Хранителям нельзя обладать подробной информацией о боссах других семей - это чревато необъяснимыми последствиями. Стоило ограничиться тем, что сейчас будет более необходимыми.
Ямамото оторвал взгляд от экрана и посмотрел на мечника Варии.
- Его манера вести переговоры. Ведь сейчас это самое важное. Я никогда этим не занимался.
И пусть он больше походил на дипломата, Такеши говорил правду, и он в самом деле никогда не встревал в подобного рода проблемы.

+1

22

Кажется, пора бы было порядком взбеситься и всыпать этому заторможенному щенку-недосамураю по первое число. Все его попытки расшевелить улетали в никуда, с таким же успехом он мог объяснять что-то вот этому столу или креслу. Реакции было бы больше… А такое всегда бесило его. Чувствовать собственную беспомощность и бесполезность – нет ничего хуже. Такого коктейля он нахлебался ещё в дикой молодости, когда «получил» Варию в управление. И что вот теперь делать? Он не мог отделаться от ощущения, словно опять проводил допрос. И если та девка непонятная, официанточка, еще бойко дерзила в ответ, то тут врагу не сдавался гордый «Варяг»… хотя нет, как раз таки там не сдавались совсем не японцы, но и этой нации были присуще еще те раздражающие черты…
Мечник резко втянул воздух в лёгкие, крылья носа побелели.  Плохой знак. Обычно после такого происходила раздача люлей. Такеши к такому привык. Нарываться. Всегда. Или же его политика была такой, лёгкой, что ничему его очередное выведение «учителя» из себя не учила… Супербиа чуть сузил глаза, всматриваясь в него и видя именно Ямамото – повзрослевшего, пытающегося сосредоточиться и хорошо выполнить свою задачу, но мать его, Ямамото! Слишком расслабленный взгляд, слишком другое выражение лица. Но всё-таки он начинал задавать правильные вопросы, которые были куда важнее всей той информации, что в него пытался впихнуть старший мечник, всё равно что чересчур заботливая мамаша в сынка перед экзаменом, от которого зависело, останется ли он учиться или же его выпрут с позором. И как Скуало об этом не подумал! Сам же сказал, что де, что-то можно забыть, где-то можно отшутиться, что-то они ему подскажут по микронаушнику, который будет никому не заметен... Но если Занзас не будет Занзасом – вот эта будет ключевая проблема.
Он подскочил, крутанулся на месте, думая, что тут вообще можно сделать, потом первым делом включил свет, чтобы лучше было видно его выражение. Зеркала у него не было даже как украшения, это Босс всегда любил всю эту вычурную хренотень – зеркала, лепнина, скульптуры, массивная мебель, ампир одним словом, всё, что говорит о богатстве, роскоши и самодостаточности. По-хорошему бы Такеши нужно было тренироваться с зеркалом, экспериментируя с мимикой, но когда у них было по хорошему. Впрочем, он сам мог отследить его выражение лучше любого зеркала..
Врой…а ты никогда не присутствовал даже на переговорах Десятого? – посмотрел на него пристально. Сам он этого дерьма нахапался выше крыши. Мечник, собираясь с духом, сузил глаза, потом скомандовал, взмахнув резко рукой, – Поднимайся. Пересядь на диван спокойно, не торопясь. Так, как это бы сделал он… Занзас всегда занимает много места… Всё вокруг должно быть «его»… – потом он задумался, на грани бессознательного Супербиа помнил всё: жесты, фразы, мимику, как он сидел… Ещё бы, за столько лет можно не то, что изучить привычки всех в Варии, но впитать их так, что быстро отличишь фальшь от оригинала. Вот только с Белом почему-то не смогли… Это воспоминание царапнуло сердце. Вот тебе и изучили всех от и до, вот тебе и слаженная команда, нечего сказать. Пока такие вот прецеденты будут происходить, уверенности не будет ни в чем. Он вырвался из этих неутешительных мыслей, задумавшись, в чём же эта самая «занзасовская манера» заключается…
Врой… Босс мало говорит, обычно всегда по делу, выслушав все замечания и предложения, может казаться, что он вообще витает в своих мыслях, пока мы на варийских совещаниях орём друг на друга, но никогда не упускает главного, на собраниях же он всегда собраннее, почти всегда смотрит на собеседника, но никогда не понятно, пока не скажет, согласен или нет…  – кажется, в умении отстраняться от хаоса их жизни, созерцать его со стороны, смаковать его, как бокал вина, и была главная особенность Занзаса, вот только как передать это? В уме нынешнему Одиннадцатому не откажешь, как и в проницательности, позиция у него всегда была на всё жесткая, но при этом умение находить компромиссное решение и видеть выгоду… но как это всё объяснить? Невольно, Скуало прижал руку ко лбу, пытаясь сосредоточиться и вспомнить детали, которые упускал. Словарный запас у него состоял далеко не из мата, но вот озвучивать для него такие вещи было делом очень непривычным. Но, пожалуй, нужно было уточнить главное, – То поведение, что ты видел на Конфликте Колец – вообще никогда не было ему свойственно…
Эту тему он не поднимал никогда ранее. Не рассказывал, что действительно стояло за всем этим дерьмом. Вероятно, Такеши так и пребывал в счастливом незнании, не понимая, что участвовал в хорошо спланирован спектакле. Возможно, сейчас не время это обсуждать, но если пацан будет опираться только на тот опыт – пиши пропало.

0

23

Было во всей этой ситуации что-то неправильное. Разумеется, вся эта метаморфоза сама по себе оказалась нелогичной и нелепой, и все же, чем больше времени Такеши проводил в "теле" Занзаса, тем ему больше начинало казаться, что он теряет себя оригинального. И это было не в самую положительную сторону. Ямамото не становился тем Занзасом - напротив, в душе все смешивалось в какой-то адской непропорциональности, грозясь довести смесь до взрыва, который разрушит все на своем пути - и нужное, и ненужное. Мечник Вонголы изо всех своих имеющихся сил пытался быть полезным, однако едва ли не спинным мозгом чувствовал злобу, подобно волнам в шторм исходящую от Скуало. И снова они вернулись к отправной точке - когда ученик тупит до безобразия, и учитель, истратив на него весь запас пинков и матерных выражений, с яростью начинает объяснять все с самого начала. Никто не виноват, что так получилось - ни сенсей, принявший женский облик, ни Такеши-Занзас, что сейчас оказался между молотом и наковальней, пытаясь поправить непоправимое, подобно абсолютно бесполезной лейке во время засухи.
От резко вернувшегося в комнату света Такеши непроизвольно зажмурился. Словно лампа на допросе.
В ответ на вопрос Императора Мечей Ямамото покачал головой. Даже если бы его попросили о подобном, темноволосый японец не был уверен, что и сам захотел присутствовать на переговорах. Он всегда стоял за дверями, позволяя Гокудере охранять Саваду в приемном зале. Несмотря на годы в мафии, мечник, видимо, еще не привык к пусть благородному, достойному киноленты, но миру теневого занавеса и тому факту, какими способами порой тут зарабатываются деньги, поэтому всеми силами искал свое предназначение в бесконечных тренировках с мечом и Пламенем.
Подобная приказу, фраза Скуало разнесла на ошметки последние сомнения и некстати нахлынувшую депрессию. Показывать эти два качества при сенсее было весьма рисковым делом - не было никаких гарантий, что нынешний глава Варии снова не разорется и не запустит в ученика чем-нибудь тяжелее бутылки, с него станется. Не то, чтобы Такеши этого боялся - за прошедшие года он достаточно узнал Скуало, - просто сейчас не хватало бессмысленной траты нервов.
В голове неуправляемым потоком пронеслись все образы Занзаса, которые Ямамото смог только вспомнить - и Такеши встал с места. Медленно и уверенно, словно как минимум одно тысячелетие точно он прожил в этих стенах, мужчина двинулся к дивану, с каждым шагом максимально прибавляя уверенности мятущейся душе, истерично кричащей о том, насколько все это неправильно и нелогично, и что "у тебя снова ничего не получится, придурок!"
Такеши наконец добрался до дивана и со всей царственностью, что смог придать своим рукам и ногам, уселся, облокотившись о высокую спинку. Со следующей чертой характера  было несколько проще - Ямамото уже давно перестал вести себя, как оптимистичный идиот, напоминая "того" Такеши из так и не наступившего будущего, который периодически возвращался в размытых снах. Оставалось только периодически делать вид, что стакан с виски гораздо интереснее тех распрей, что происходят на заднем фоне. И при этом улавливать суть разговора. Понятно.
Последняя фраза прозвенела в напряженном воздухе, сбивая образ неприступного босса Варии в лице Такеши, который непроизвольно вернулся к той ночи и к "тому" Занзасу, чья фигура, казалось, закрывала само небо. Но нет, это всего лишь наваждение, не более. Ямамото видел нового Занзаса, он знал его уже гораздо лучше, чтобы навсегда отпустить образы прошлого, мешающие адекватному восприятию действительности.

+1

24

Мир никогда не делится только на чёрное и белое. Его многообразие и обилие форм, всего то, что можно осязать всеми доступными органами чувств, поражает и не может не восхищать. И в этом странном, непознанном многогранном мире ученик никогда не будет в точности думать и действовать как учитель, постигая и познавая этот мир, он преобразует его в соответствии со своей личностью и опытом, сквозь призму своей личности.  В этом суть бесконечного развития, в этом суть существования человечества. Взгляды, ощущения, восприятие… Скуало и Такеши всегда воспринимали информацию по разному, смотрели на всё совершенно по другому на мир, видели разное… Приведи их на одну и ту же неизвестную улицу с завязанными глазами, а потом спроси – и их описания будут совершено непохожими, словно они были в абсолютно разных местах. Для варийского мечника было естественно всегда следить за своим противником, подмечая малейшие детали его мимики, отслеживая движения ещё в момент его зарождения в мышцах. Именно так он понимал и действия противника, и мог их перенимать, копировать и повторять.
Такеши же был совершенно другим и не обладал подобным навыком. Да, талант был, и отличный талант, но немного другой, у пацана всегда отлично срабатывала реакция, чутьё было на высоте, а вот читать действия – он не особо отлично умел, поэтому порой тому было слишком сложно в сражении. Поэтому-то Скуало до сих пор, когда они пересекались, немилосердно гонял, делясь с ним своим многочисленным накопленным за годы службы и путешествий арсеналом приёмов  и опытом, чтобы тот был готов ко всему. Потому что сражаясь с ним, Ямамото всё равно что постоянно испытывал себя в сражении с сотней противников, абсолютно не похожих друг на друга… Поэтому Супербиа, зная эту их особенность восприятия, особенно и не ждал от него сразу отменных результатов – это на поле сражения вбивание в него основных принципов и борьба с мертвыми зонами и сложными приемами велась по всем фронтам, тут же  в дипломатических играх можно многие ситуации проиграть заранее.
Когда Такеши поднялся, Скуало, сузив глаза, проследил за его шагами, движениями, то, как он садился… Чего-то не хватало, наверное, свойственному только Занзасу отблеску адского пламени в глазах, но для себя он не мог не отметить, что выглядело всё вполне убедительно. Если бы их отношения не были настолько личными, а общение настолько частым, то вряд ли бы он на что-то обратил внимание. Ямамото за это время стал гораздо лучше подмечать характерные особенности людей. Пусть варийский Босс явно не был в числе фаворитов японца, но всё равно тех встреч всё-таки хватило, чтобы если не понять сущность, то хотя бы схватить суть поведения. Итальянец выдохнул, чувствуя, что раздражение, клубившиеся внутри осиным роем, в который по неосторожности ткнули палкой, стало утихать. На тонких губах появилась усмешка. Его похвала всегда была своеобразной, но всегда неизменно было одно – её было очень сложно заслужить.
Врой… неплохо, – выдал Супербиа, сделав несколько по-кошачьи бесшумных шагов по ковру у двери… Душу царапала мысль о том проклятом двойнике Бельфегора. И надо же, теперь они сами вот отважились на такую шутку. Опасно. Неизвестно, что опять эти твари задумают провернуть на заседании Альянса. И так перегадили уже все, что только можно. От переговоров мафиози до всей Италии и Сицилии – до инаугурации. Нужно быть начеку… Во всех смыслах. Мечник кинул взгляд на Такеши, заметив, что на лице того явно проступили тревожные мысли. Не верит в себя? Или напоминание о Конфликте Колец, ставшим тогда для них, малолеток, серьёзным испытанием, сыграло злую шутку? Скуало не психолог, чтобы решать чужие проблемы. Скуало – не телепат, чтобы понимать, что там реально вертится под этой черепной коробкой. Скуало ищет решения, только когда знает, в чем проблема…
Эй… Пацан, – пусть пацаном называть его уже лет пять как не следовало, но для него он всегда будет пусть не таким мелким дурнеем, но все равно – мелким, – Чем загоняешься?!
Пока ещё спросил. Не будет ответа – будет пинок.

+1

25

Как ни странно, комплимент сенсея Такеши ни капельки не успокоил. Напротив - он почувствовал себя еще хуже и неправильнее, пусть внешне этого никак не выражал, оставаясь в той самой позе, в которой уселся на диван. Мечник пытался удержать в голове образ Занзаса - того, чью роль он на себя примерил. И она явно была ему не по размеру и не по возрасту, но судьба не собиралась спрашивать мнения бывшего бейсболиста, и ему оставалось лишь сжать руки в кулаки, закусить губу до боли и безропотно выполнить то задание, что было уготовано ему свыше. Ямамото уже морально подготовился к предстоящему собранию боссов Альянса и пытался удержать это состояние как можно дольше. Самое главное - достойно справиться со своей задачей. Предыдущие слова Скуало о том, что скоро все эти странности закончатся, будили в душе теплые лучики надежды, которая, как известно, умирает последней.
А потом все будет как прежде. Хранители Савады обязательно найдут способ вернуть своего босса назад и доказать всему мафиозному миру, что все они были неправы. Ради своего дона владельцы Пламени сами будут готовы пойти в Вендикарте.
Голос главы Варии потревожил плотную пелену окружившей двух мужчин тишины - такой обманчиво-приятной, но такой же безжалостной, словно снайпер, следящий за своей жертвой через прицел винтовки. Ни единой эмоции, сожаления или раскаяния.  Только холодный расчет. Именно он и стал спутником Такеши за последний час, в течение которого бейсболист принял-таки твердое решение сыграть отведенную ему роль до конца. Максимально искусно, выкладываясь на полную, словно на тренировке, до последнего акта и закрывающегося занавеса - как положено...
- Ничем, - короткое слово прозвенело в воздухе, а тон голоса, более сейчас напоминающий смесь безразличия и ледяного спокойствия - таких двух неестественных состояний Ямамото, привыкшего надевать маску веселого парня или же выкладываться в тренировки.
Кстати, о тренировках...
- Впереди целая ночь, и я хотел бы провести ее с пользой. Учитель, не окажете ли вы мне честь потренироваться с со мной?
Осталась еще одна теория, что не давала Дождю Вонголы покоя, и Скуало от него об этом уже услышал. Как отреагирует Пламя и коробочки на радикальное изменение внешности? Не подведет ли в самый последний момент? С мечом дело обстоит проще - все-таки, тело, привычное к определенным движениям, не пострадает при смене внешнего вида. Все-таки, Такеши был только внешне Занзасом - внутри он остался таким же Такеши Ямамото, каким был всегда, разве что с возрастом стал намного серьезнее и собраннее, не позволяя случайным эмоциям брать верх.
Как сейчас, в таких тяжелых условиях.
Такеши встал с дивана и посмотрел на Скуало - взгляд мечника сейчас был полон решимости и твердости. Ямамото не знал, характерно ли такое поведение для Занзаса, но сейчас его беспокоила более насущная проблема. И если она не решится этой ночью, значит, при нападении от него не будет никакого толку, и он погибнет первым.
Подведет Скуало.
Подведет Саваду.
Подведет остальных Хранителей.
"Нет!"

+1

26

Супербиа, дожидаясь, когда в голове пацана созреет ответ, в очередной раз проявил чудеса терпения. Чего ему это стоило - отдельный разговор, но в любом случае эту пытку времени он выдержал, даже не начав метаться по всему кабинету и не отвесив хорошую затрещину Такеши. Дело было, пожалуй, отчасти в том, что за весь этот вечер, да что там обманывать - за все последние недели он был порядком измотан, такой кипучей энергии, как раньше, уже не было, резервы не были исчерпаны, но предел выносливости, само собой, был у каждого. Но ещё не менее важной причиной была и сама внешность… Занзас умел его затыкать. Когда громким львиным рычанием, когда одним горящим, обещающим адские муки, взглядом, когда самым простым, но и менее эффективным способом - чем-то тяжелым и увесистым, что оказывалось в пределах досягаемости. Почему менее эффективным? Потому что в зависимости от настроения Скуало мог начать орать, добавив к прошлому уровню громкости ещё несколько. Но как бы там ни было, сейчас он всё же терпеливо дождался ответа.
«Ничем…ну да, конечно…» Он хмыкнул. На лице Ямамото вновь проступила вселенская мука проблем и осознание невозможности их решения. Щенок был не прав - пока Десятый и Одиннадцатый были живы, а значит,  ещё ничего не было потеряно. Да, пусть сложно, да пусть это займет много времени, сил, потребует полной отдачи, километров нервов и тонны терпения - всё равно они со всем могут справиться. Как говорится в духе жадины Маммона, хоть Супербиа не был уверен, что слышал от него подобное, если проблема решается за деньги, это не проблема - это расходы… В данном случае они не смогут предложить никаких сокровищ, чтобы решить сложившуюся ситуацию, но могут приложить все усилия. Следующие фразы Такеши Скуало выслушал внимательно, привыкнув из него, в духе допроса, вытягивать все уже клещами.
На тонких губах появилась довольная усмешка. Что бы там ни было, они оба - мечники и привыкли сбрасывать накопившееся напряжение, отдавая все силы тренировкам. Даже тренировка с чучелами - и то всегда для самого Супербиа было нечто очищающее, приводящее мысли в порядок. Мышцы приятно болели, в голове и на сердце становилось легко и верилось, что он способен если не на все, то на многое. Ощущение, что твое тело - легко реагирующий на каждую мысль инструмент - просто фантастическое. С этим ничего не сравнится.
Совместные тренировки с варийцами вызывали обычно у Скуало желание побиться головой о стенку, доводя его чуть ли не до нервного тика и срыва голосовых связок. С Маммоном ему хватило обучению иллюзиям, с Леви, с которым взаимная ненависть и неприязнь с каждым годом, как пропасть, становилась всё больше, вообще старались особо не пересекаться - какая уж тут совместная работа! С Луссурией иногда получались неплохие спарринги, но боксер все ж боксер, не мечник. Более менее его устраивал в качестве напарника Бельфегор, который хотя бы любил холодное оружие также, как и он. А младшие офицеры - вот их хотелось поубивать. Щенок же… Щенок же в плане тренировок был самой подходящей кандидатурой.
Мечник не признавался, но ему всегда нравились совместные тренировки, пусть он их сопровождал недовольными выкриками и замечаниями, но дело всегда было не только в том, что он хотел передать опыт. Им обоим всегда было чему поучиться друг у друга. И почему ему самому в голову не пришла эта мысль? Думал, что пацану не понравится предложение? Или что тот откажется? Имел полное право… Но все же ему самому остро захотелось размяться и вновь ощутить этот прилив адреналина в крови.
- Врой! Конечно!   - в голосе отчетливо слышалось веселье. Супербиа метнулся к своему столу, в котором помимо нужных документов хранились еще и его мечи. Тот небольшой клинок, что был сейчас закреплен на его предплечье, скорее был кинжалом, а с пацаном он все-таки предпочитал сражаться по-настоящему. Быстро и четко высвободил руку из кожаной петли, защелкнул лезвие 40-сантиметрового клинка, взмахнул им, рассекая воздух. Проследил за игрой света на лезвие. Усмешка стала шире. Кем бы Скуало не был, прежде всего, он был человеком, посвятившим себя пути меча, а потом уже все остальное.
***
На улице всё еще лил дождь, выбивая свой особый, боевой марш. Обычно для Скуало то, что называлось «плохой погодой» не было препятствием. Он в любую тренировался на улице, оттачивая свое мастерство и никогда не ожидая, когда будут «лучшие условия». В настоящих сражениях они никогда не бывали идеальными, поэтому он всегда предпочитал быть готовым ко всему. Опыт и чутье подсказывали - чем сложнее тренировки, тем проще будет в бою. Но сейчас им обоим лучше было не светить своими измененными телами, поэтому Супербиа и привел их в это полуподземное тренировочное помещении в котором обычно младшие офицеры и рядовые занимались боевыми единоборствами, оттачивая свое мастерство. Об этом напоминала только разметка на полу, да маты с татами, сложенные в углу зала. Супербиа, пощелкав выключатели, зажег часть ламп, разгоняя мрачную темноту, прошел бодрыми шагами к противоположной стороне зала, обернулся к нему, принял боевую стойку и спросил:
- Врой… Сражаться будем с животными или без?
Сейчас он давал ему право выбора, обычно же определял сам. Поскольку идея тренировки исходила от Ямамото - то и задавать ее условия теперь ему.

+1

27

Задавая этот вопрос, Такеши и не рассчитывал на отрицательный ответ - уж слишком хорошо он знал своего сенсея, для которого не бывало лишних тренировок и поединков, а подтверждением его страсти к сражению был прикрепленный на предплечье вместо обычного ручного протеза длинного тонкого лезвия. И пусть Ямамото тоже был мечником, он еще не был уверен до конца, что может в полной мере носить это звание - все-таки, ему больше нравился спорт, или, в крайнем случае, кендо, где самой опасной травмой мог стать синяк или ушиб от бамбукового меча. Да вот только скажи об этом сенсею - от его очередного "Врой" задрожат стены. К тому же, Такеши сам предложил потренироваться и был искренне рад такой почти маниакальной реакции со стороны Скуало, говорившей о том, что наставник отодвинул все проблемы на второй план, и им уже не движет то отчаяние, в процессе которого он безжалостно лупил подопечного головой о спинку кровати, грозясь раскроить его голову, как спелую тыкву. Стараясь избежать собственного неестественного отражения в зеркале, Такеши улыбнулся спине Скуало, глядя, как сенсей возится с мечом, с которым, как казалось Ямамото, он вполне мог и спать, намереваясь однажды перерубить кровать пополам - тупых мечей нынешний глава Варии никогда не носил. Было заметно, что предложение Такеши пришлось Скуало по вкусу. Впрочем, Такеши и сам переходил к тренировкам в те моменты, когда стремился очистить разум, невольно возвращаясь к тому времени, когда его тренировал Реборн. Но методы у Скуало и малыша были такие же разные, как день и ночь: Реборн предпочитал хладнокровие, Скуало - напор и силу, опровергая сложившийся стереотип о том, что Хранители Дождя должны быть спокойными и рассудительными. Нет, нынешнего главу Варии нельзя было назвать глупцом - он был столь же блестящим стратегом, что и экс-аркобалено Солнца, и все же, их окружала разная аура что ли...
...За мечом Такеши пришлось вернуться.  Впрочем, он уже успел выучить расположение комнат в особняке, и на полпути догнал сенсея, который привел его в помещение, более всего подходящее для таких тренировок. Стены казались крепкими, шума дождя было почти не слышно. Было видно, что Скуало предпочел бы тренироваться на улице, прямо под струями холодного ливня, но мужчина вместо этого выбрал этот зал, в котором и сам Ямамото чувствовал себя неуютно, желая в пример Супербиа оказаться снаружи, дабы каждой клеточкой кожи прочувствовать эту мощную и, в то же время, спокойную стихию, которая вот уже сколько лет питала их с сенсеем силы.
До того момента, как прозвучали слова Скуало, разрезавшие спертую тишину и показавшиеся в пространстве комнаты оглушительно громкими, Ямамото крутил в голове одну и ту же мысль - как отреагируют на новый внешний вид хозяина Джиро и Коджиро. Он считал своих питомцев слишком уж живыми и сравнивал с настоящими птицами и собаками, которые, привыкнув к одному виду, не примут другого. Такеши было невдомек, что главным фактором тут является Пламя, и что, кроме Хранителей Неба, никого, по сути, не примет Коробочка. И этот вопрос его очень беспокоил. С одной стороны, не хотелось пасть лицом в грязь, а с другой - подрывать доверие собственных питомцев. Это, наверное, то же самое, если бы Ямамото попробовал управлять акулой Скуало - Пламя такое же, но хозяин другой. В лучшем случае, она его не послушает, в худшем - слопает за милую душу.
Рука Такеши уже выудила из кармана Коробочку, в ответ тускло блеснуло в свете электрической лампы кольцо на указательном пальце.
- С животными. Я должен быть готовым ко всему, если вдруг придется сражаться, а этот процесс затянется.
Конечно, он надеялся, что переговоры останутся переговорами и не перейдут границу, при которой придется хвататься за кольца и коробочки.

+1

28

Запаздало Скуало отметил, что щенок опять провел его… Черт его дери… В своем неповторимом духе. Вот сколько лет он его тренирует, столько пытается выбить из головы этого недосамурая, что он не фига ему не сенсей-учитель и тому подобная хрень, всего лишь заинтересованный в его успехе мечник, руководствующийся простой пищевой цепочкой – его победил Такеши Ямамото, поэтому тот, кто победил Такеши Ямамото может считаться сильнее Скуало Супербиа! И если за японское слово пацан получал регулярно, то вот сейчас проскользнуло на итальянском. Не мытьем, так катаньем – но всё равно же добьется своего и доведет его до белого каления! Варийцу уже столько раз за этот вечер приходилось выбешиваться, что удивительно, что у него хватало на это сил. Посмотрев на него волком, Скуало раздраженно выдохнул через нос. Да, он тут его дожидался, да, он согласен на его условия, но всё это – лишь временно. Потом, как все устаканится, кое-кто, если этого еще не понял, получит по полной программе с бонусами. Вот такая вот простая накопительная система сейчас работает. Раньше все ж раздача пи*$#лей начиналась сразу.
С животными он сражаться захотел, мать его…
Скуало, конечно, помнил начало их разговора, когда это недоразумение заявило о своем беспокойстве. Видно, то накапливалось и вызывало всё большее опасение. Вот же дурень! Мечник закатил глаза и раздраженно сжал кулак правой, живой руки, на котором было его варийское кольцо с Акулой. Чертовы коробочные любители животных! С каждым годом недовольство Супербиа только росло – надо же, эти сволочи всё никак не поймут, что это всего лишь форма, а не суть. Тискают, балуют, хороводы вокруг них водят – совсем, %№№*@, с ума посходили! И как выбить это дерьмо из их голов, когда вон как все возводят их в культ, Скуало не знал.
Точно также, как и заставить Такеши всегда носить с собой свой меч – он тоже не знал. Все равно этот кусок идиота был на редкость беспечным. Конечно, кидать претензии сейчас было на редкость глупо, потому что сам вынудил его в данном случае поступить так, но проблема заключалась в том, что это было перманентным состоянием! Хорош киллер, который не готов к проблемам! Хорош Хранитель, который оказывается без оружия в самый неподходящий момент!
Стоит ли говорить, что все эти мысли во время ожидания и подготовки особо не добавили доброжелательности Скуало? Кивнув ему, крепко сцепив зубы, чтобы не выматериться, он дал ему такое согласие. Сам мечник чувствовал свое тело непривычно: совершенно не та физическая сила, к которой тот привык, не те параметры, все не то. У него за это время особо не было возможности испытать себя и как следует потренироваться, да даже посмотреть, на что способно это женское тело, казавшееся совсем убогим и несуразным. Так что то, что нужно…
Лезвие меча описало дугу в воздухе, он решил, что пока не станет высвобождать акулу – для нее место пусть здесь было и достаточно, но она обычно была «тяжелой артиллерией», прикрывавшей его слепые зоны и дававшей защиту, если пацан поведет тренировку так, что ему это потребуется – что ж, свобода ей обеспечена, а пока пускай щенок со своей собачкой и пташкой порезвятся.
Врой! Нападай! – определил Супербиа роль каждого из них, занимая выжидательную позицию и наблюдая за каждым его движением.

+1

29

Он никогда не считал себя идеалом и до встречи с суровым миром мафии даже не стремился к этому недостижимому понятию. Но с тех пор, как в его судьбе возник Второй Император Мечей - сначала как оппонент, затем как учитель - Ямамото только и делал, что старался прыгнуть выше головы, объять необъятное, отыскать истину среди бесконечных дней, и, как не парадоксально, чем больше старался, тем меньше получалось. Яростная радость Скуало сменилась мрачным настроем, который указывал на то, что Хранитель Дождя Вонголы опять сделал что-то не так, только вот что, Такеши сказать не мог. И он опять почувствовал себя виноватым, но, памятуя о последнем разговоре, совершенно не подал виду. Если сенсей обладает таким же прозорливым взглядом, что и малыш, значит, догадается обо всем сам...
Такеши не мог объяснить, почему это он вдруг резко вспомнил о Реборне. Но наверняка, если бы он был здесь, все могло быть по-другому. Бейсболист мысленно укорил себя - негоже думать о другом наставнике, когда твой собственный стоит напротив и ждет от тебя активных действий. Потом, вместе с осветившей небо молнией, пришло осознание внезапной злости Скуало, стоило Такеши перевести взгляд на Коробочку, ожидающую своего часа, а после - на кольцо.
Верно. Скуало не хотел, чтобы Такеши использовал пса и ласточку. Для настоящего мечника существовал только его клинок и ничего более, и Ямамото уже успел пожалеть о своем скоропалительном решении. Однако же, пути отступления у него все равно не было, так что оставалось только действовать до самого конца. Может, для сенсея взаимодействие с питомцем не было важным, в глубине души Такеши боялся, что в новом виде Джиро и Коджиро его не признают, и это существенно осложнит сражение. А вот Скуало, кажется, и не собирался забивать этим голову, сосредоточившись на физической битве. Может, оно и к лучшему - ведь Такеши только что понял, что у его учителя, по сути, такие же шансы сражаться с акулой...
Краткое движение руки - и створки Коробочки распахнулись, выпуская наружу юркую ласточку, ушедшую в крутом вираже под самый потолок. Следом на пол выпрыгнул Джиро,отметивший свое появление тихим рычанием. Мир словно остановился - Коджиро уселась на выемку у окна, а пес поднял голову на хозяина и снова зарычал, заставив Такеши непроизвольно вздрогнуть. Однако времени удивляться или переживать у него не было - Скуало уже ждал его атаки, а проверить, как все пройдет, можно только таким образом.
Такеши развернулся к сенсею и выставил вперед синай, на глазах принявший вид катаны, после чего бросился вперед, не теряя ни одной драгоценной секунды. Был только один шанс узнать правду - использовать технику Шигуре Соен Рю, связанную напрямую с Коджиро.
- Шигуре Соен Рю. Десятая атакующая форма - Столкновение Ласточки!
Счет пошел на мгновения.
"Коджиро... Пожалуйста..."
Ласточка недоверчиво покосилась на парня, и вдруг, сорвавшись с подоконника, бросилась вперед, к Ямамото. Взмах маленьких крыльев заставил воздух содрогнуться от возникшей на пути стены Пламени Дождя - мощной и такой привычной. Такеши вовремя вспомнил о том, что сенсей не вызвал свое животное, поэтому по пути решил испробовать тот же номер с Джиро.
Пес услышал немую команду, зарычал и кинулся к Такеши, выбрасывая в его сторону Клинки Дождя, которые Ямамото перехватил столь же быстро, после чего обогнул стену и со всего размаху врезался двумя клинками в лезвие меча Скуало.

+1

30

Если не обращать внимания на то, как теперь отличались их тела от первоначальных, то это была вполне обычная тренировка: всего лишь отработка приемов, которые могут спасти им жизнь в будущем, всего лишь возможность выпустить пар и испробовать что-то новое… Но с учетом этих изменений – все было совершенно иначе. Сейчас такое сражение было для них тем целительным бальзамом, который был так необходим обоим, пусть, как и всегда, каждый их них относился по разному к бою. От Скуало не укрылось то, насколько Такеши был нервным перед тем, как высвободить свою банду Дождевых зверюг. Вот спрашивается, какого фига? Очередной заглюк любителей животин, которые ждут от оружия какой-то эмоциональной реакции… Вот же! Бесило! Не выразить как! На губах заиграла злобная усмешка. Он всегда видел, как Ямамото трепетно относится к ним, а свою псину так вообще считает питомцем. Кретин! Прищурившись, итальянец только наблюдал за тем, как ласточка вспорхнула вверх, а собака оказалась рядом с пацаном. Оружие! Мать их! Оружие!! Всего лишь оружие в такой форме… придай мечу форму змеи – он от этого шипеть не сможет. Сгусток Пламени и ничего больше, но для этого глупца все было совершенно иначе.
От Супербиа не укрылось, когда напряжение «пацана» сменилось успокоением… Рука чесалась отвесить подзатыльник, но он сдержался. Пусть атакует – во время сражения у него представится шанс, вернее всего не один… Двигался Такеши все ж тяжелее и медленнее, всё-таки воздействие этого странного артефакта было совершенно другим, чем у всего, с чем они сталкивались ранее. По себе уже Скуало убедился, что никакими иллюзиями тут не пахнет: мышцы, изменения были все реальны, а это в свою очередь сказывалось на всём остальном… Пусть скоро они станут собой и вряд ли им придется сражаться до этого времени, но понять, что в любой ситуации, в любом виде они все равно остаются собой – бесценно.
И… как его бесила а эта его манера объявлять атаки! Нет, вот правда?! Для чего? Чтобы напугать криком? Хотя таким голосом это было очень даже забавно, представить, чтобы Занзас кричал такое – никогда об этом не думал, и вот, представилось услышать. Пожалуй, потом его собственная память будет подкидывать эту картинку. Возможно, он даже посмеется в тот момент, но не сейчас. Считать ворон во время поединка было не в его правилах. Пусть с этой атакой он сталкивался уже сотни раз, а для того, чтобы повторить, хватило и одного просмотра, но всё равно он был готов. Пламя Дождя не оказывало на него, как носителя такого же, замедляющего эффекта, да и быть серьезной преградой или обманкой просто не могло… На Ласточку с ее стенкой Скуало и не обратил внимания, дожидаясь его атаки и парируя удар, после чего, посмотрев ему в глаза, усмехнулся шире, зная, что сейчас противовес силы не на его стороне, как обычно, поэтому не стал долго удерживать меч, вместо этого резко ушел в сторону, ударив плашмя по его спине, отскочил на безопасное расстояние:
Врой! Щенок! Двигайся быстрее! Хватит %@#@& страдать! Не смей говорить, что это – всё, на что ты способен!
Поединок только начинался, но он чувствовал закипевший в крови азарт, на этот раз их роли поменялись – Супербиа был всегда крепче, сильнее и шире в плечах, а Такеши, как японец, был поуже в плечах, более гибкий и активный, там, где вариец побеждал силой и  опытом, Ямамото брал уловками и скоростью… Вот только объяснять этот момент итальянец не стал: пусть сам почувствует, в нем же течет кровь настоящего мечника! После чего начал агрессивную атаку, наступая, нанося неожиданные удары, используя теперь то преимущество, которое давали ему произошедшие изменения.

+1


Вы здесь » KHR! Dark Matter » Основной сюжет » 22.08. 2015 | Не верь глазам своим


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно